FRPG Dirty games: Alea jacta est

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » Кто ищет неприятности - тот находит приключения


Кто ищет неприятности - тот находит приключения

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Место действия:
дом Байеров
Время действия:
12.08.2254г., день
Участники:
Richard и Liliana Bayer
Краткое описание:
Лилиана решила найти очередные приключения, в результате которых девушка оказалась среди террористов, но вместо того, чтобы сообщить об этом мужу, девушка решила начать помогать им. Но Лили не собиралась устраивать взрывы и бунты, девушка хотела помочь им благодаря возможности проникать в кабинет мужа. И вот, будущая мама удачно проникла в кабинет и принялась искать нужные бумаги, как в этот момент сработала подлость и муж замечает свою жену...

0

2

Вернувшись из города, Рихард первом делом направился в столовую, желая утолить голод как можно скорее, к сожалению, Лилиан там не было, возможно, девушка уже пообедала, или всё ещё лежала в спальне, не желая подниматься с кровати. Не смотря на размеры животика, Байер продолжал говорить, что она самая красивая и хочет её. Однако, Адам, да и другие время в больнице, советовали временно прекратить их любовных игры, да и секс вообще, потому что секс на таком сроке должен быть максимально безопасным, а так как эти любовники не могли сдерживать себя, то пришлось окончательно отказаться от этого удовольствия. Кажется, Лилиан была совсем недовольна, особенно после того разговора, который когда-то состоялся между ними в столовой, Рихард пообещал, что никогда не забудь своего пингвиненка (он сам стал так часто обращаться к Лили, потому что девушка всегда ходила почти что вперевалочку), поэтому мужчина каждый день уделял ей время, обязательно делал массаж плеч, целовал по несколько минут перед сном, иногда позволял себе нечто большее, но дальше не уходил. Кажется, в такие моменты Лили кайфовала, но как только она вспоминала про секс, то моментально становилась темнее тучи.
Они уже сделали детскую для их малышей, осталось только подобрать подходящие для близнецов имена... Рихард поднимался по лестнице, желая найти девушку. В спальне её не было и, судя по заправленной постели, девушка уже давно встала и находится где-то в особняке. Решив, что найдет её после очень важного звонка, Рихард направился в кабинет. Там его ждал небольшой сюрприз в виде Лилиан, которая что-то искала в бумагах на него столе. Девушка была настолько увлечена, что не заметила мужа. Сегодня она выглядела просто замечательно - красивые кудряшки плавно спускались по её плечам на спину, красивое платьев в пол прекрасно подчеркивало её талию, увеличивающуюся грудку и приятный животик. От одной мысли, что внутри этой девушки зарождается и развивается новая жизнь Рихарду становилось теплее на душе. Он медленно подошел к девушке и приобнял за живот.
- Привет, дорогая, ты у меня что-то потеряла? - Он даже не думал о том, что Лилиан искала у него что-то важное, просто по той причине, что она никогда не интересовалась политикой и делами в целом. Бывали дни, когда Лили приходила в кабинет к Рихарду с книжкой в руках, садилась на диван, или ложилась на него, и принималась читать. Им было приятно просто находится в одной комнате, смотреть друг на друга. Когда работа надоедала Рихарду, он подходил к ней, обнимал за плечи и вместе с ней читал книгу. Так они могли просидеть несколько часов в тишине... - Как поживают наши малыши? Может, хочешь что-нибудь, мы можем пойти погулять, можем посидеть здесь и поговорить о чем-нибудь интересном... А можем просто посидеть и... - Рихард не закончил и принялся нежно целовать девушку в губы. - Я так рад, что ты со мной, что ты родишь мне этих малышей, и я точно уверен, что никогда не предашь меня.

0

3

Имена... Ей нужны эти проклятые имена попавших в полицейский участок, чтобы передать их через одного человека помощнику Леона. Лили мучали угрызения совести, потому как она проделывала все это втайне от мужа, но что поделать? Не вдаваться же в долгие объяснения, объясняя хозяину города, как хочется, чтобы все люди жили хорошо! Проще уж так, хотя смотреть в глаза любимого после каждого подобного финта ой как непросто. Сегодня для неё наступил удачный момент: Рихард отъехал в город по делам, а значит, кабинет был в её полном распоряжении. Никто особо не удивится, заметив жену хозяину в кабинете, решат, что она там что-то забыла, не более того. С недавних пор Лили в этом доме позволялось все, кроме одного и едва ли не самого важного. Секс с любимым мужчиной оказался всеми врачами под запретом и она вынуждена была обходиться массажем и поцелуями, к которым порой примешивались не совсем невинные ласки. В такие моменты ей было реально жаль себя любимую, вынужденную обходиться без своего любимого занятия, причем довольно-таки долгое время.
Рихард появляется совсем неожиданно, девушка слегка вздрагивает, ощутив его прикосновения. В лихорадочном поиске отговорка  наконец находится, и беззаботная улыбка выглядит почти искренней.
- Просто ищу списки вещей для детской. Написала его недавно, и забыла здесь... кажется. Как прошла поездка? - Спокойно... Не дыши так, будто за тобой гонятся, нельзя себя выдавать. Но Рихард, казалось, не замечает перемен в своей жене. Нежно целует её, предлагает провести время вместе, а потом... Лили почувствовала на щеках краску стыда, которую, казалось, нельзя смыть ничем. Я провалюсь в специальный ад для будущих мам... Лучше бы он этого не говорил, теперь не знаю, что сказать... Ну же, я справлюсь..
- Конечно, не предам, ни за что и никогда- ложь срывается с губ с усилием, и Лили уповает на милость небес, чтобы они помогли ей в этом нелегком разговоре. К счастью, Рихард мог принять её тон за простое смущение особы, за последнее время переставшей чувствовать себя столь же красивой и желанной в его глазах.  Лгунья, лгунья, лгунья - стучит в висках яростный шепот совести, медленно проникающей в сознание, как яд королевской кобры. - Я тебя люблю, ты ведь знаешь об этом? - а вот и ещё одна попытка утихомирить совесть. Любовь - оправдание для лжи Лилианы. Она просто не хочет волновать любимого человека, только и всего.  - Пойдем отсюда куда-нибудь, пожалуйста - так не хочется сидеть в этой комнате, которая каждую секунду будет напоминать её о предательстве. Девушка выводит мужа за руку и направляется с ним в гостиную, где с удобством устраивается на диване.
- Что ты там говорил про совместное сидение где-либо, м? Может быть, напомнишь мне об этом? Или мне напомнить тебе? Знаешь, все это время удовольствие получала только я. Может, мне пора и о тебе позаботиться? - потянувшись к мужу, Лили устраивается рядом с ним. Ладони девушки опускаются на его плечи и Лили начинает осторожно массировать их, избавляя мышцы мужчины от усталости и расслабляя. - Ну как?

+1

4

Он влюблен в неё как мальчишка, юный мальчишка, впервые познавший слово любовь и теперь ни на что не обращает внимание. Раньше бы Рихард заподозрил в Лили что-то не то, когда девушка рылась в его бумагах, но сейчас он верит ей на слово, думает, что этот список действительно есть и он лежит где-то среди его бумаг, и вечером они обязательно поищут его вдвоем. Но не сейчас. Сейчас самое главное это Лилиан и её малыши. Рихард готов пойти на всё угодно, лишь бы молодая мама была счастлива, ведь им вместе всегда было так хорошо всё это время, а этот чертов запрет налагает определенный отпечатки на их отношения.
- Поездка прошла достаточно хорошо, немного утомился, но обещаю, весь сегодняшний день посвящу тебе. - Рихард не врет, и с удовольствием выходит из кабинета, где, почему-то, так не хочется находится Лилиан. Что поделать, её желания в этот период беременности он совсем перестал понимать, поэтому всегда молчаливо исполнял их. Ведь если Лилиан срочно захотелось ночью свежа выжатого сока, то она его получит в течении десяти минут. - Конечно знаю, и что ты любишь наших малышей тоже. - Кто знал, что бездушный хозяин города сможет найти спокойствие рядом с буйной девушкой, и что ему будет приятно успокаивать её, любить её, говорить с неё, или просто смотреть в глаза? Может быть действительно, любовь способна изменить любого человека не смотря ни на что?
- Дорогая, тебе по определению сейчас положено получать только удовольствие и положительные эмоции. - Улыбается Рихард, он говорит с ней словно с маленьким ребенком, но ничего не может с этим поделать. Некоторое время мужчина наслаждается получаемым массажем, действительно расслабляясь, он кивает в ответ и прикрывает глаза, некоторое время ни о чем не думая. Кажется, жизнь действительно начинает налаживаться. Но долго Рихард так не может, считая, что должен доставить удовольствие и Лилиан за свои старания. Он разворачивается к ней лицом, с удовольствием целует в щеку, а потом опускается к губам, принимаясь нежно целовать свою жену. - Теперь твоя очередь на удовольствие. Идем наверх, там будет удобнее. - Взяв жену за руку, Байер поднимается с ней в спальню, попутно снимая с себя пиджак, чтобы было удобнее потом. Сегодня он собирался слегка нарушить запрет Адама. В конце концов, её беременность протекает хорошо, да и сейчас не такой поздний срок, чтобы отказываться от удовольствия. - Моя сладкая... - Как только за ними закрывается плотно дверь, Рихард принимается целовать Лилиан в губы более страстно, открыто показывая свои намерения. Через долю минуты девушка уже лежит без одежды на постели, Рихард сверху в одних брюках, потому что не было времени расправиться с ремнем, и всё так же целует девушку, с особой осторожностью прижимаясь к ней. Одна рука нежно проводит по её животу, опускаясь ниже к промежности, теперь очередь Лили получать особый массаж. - Я очень, очень скучал по своей жене. - Он нежно целует её в губы и садится между её ног, пальцы одной руки нежно ласкали её прекрасный розовый бутончик, иногда проникая внутрь, а другая рука неспешно поглаживала её по животу, желая почувствовать знакомое движение малышей внутри.

+1

5

Совесть бушует по-новой, когда Лили, вглядываясь в любимое лицо, не видит в нем и тени недоверия или же подозрения. Столь привычный и дорогой взгляд серо-голубых глаз, смотрящих с нежностью, о которой когда-то девушка и мечтать не смела. Оставалось надеяться лишь на то, что Рихард не заметит её виноватого потупившегося взора. Хотя, мужчина явно не собирается подозревать её вообще в чем-либо, это становится ясно сразу после того, как он начинает целовать её в губы. Лилиан отвечает на поцелуй, несмотря на все запреты Адама. Он не накладывал вето на поцелуи, но по эмоциям, сквозящим в прикосновениях было очевидно, что и он и она хотят большего от этого прикосновения губ... Лили улыбается сквозь поцелуй и кладет одну ладонь на щеку мужчины, оказываясь к нему ещё ближе. Эти глупые запреты и правила... Так хочется продлить это действие, будет обидно, если оно будет прервано слишком быстро. Но вот, мужчина отстраняется от её губ. С сожалением вздохнув, Лили собралась было откинуться на спинку дивана и в очередной раз мысленно пройтись по макушке Адама чем-нибудь тяжелым, но Рихард помешал ей. Удивленно посмотрев на мужчину, она покорно направляется за ним, гадая, чем ещё можно заняться в спальне после таких слов, кроме секса, который вездесущий врач запретил под любым видом. Уже на лестнице мужчина снимает с себя пиджак, что вызывает новый приступ недоумении.
- Не хочу усмирять твой пыл, но... - уже в комнате говорит Лили, но тут же умолкает, когда муж начинает уверенно целовать её, заставляя забыть о том, что предложение незаконченно. Лилиан отвечает на поцелуи, снова, пока он, лишь изредка прерываясь, снимает с неё одежду, пока она снимает с него рубашку, повинуясь страстному порыву. Все её нижнее белье вскоре небрежно валялось на полу по соседству с рубашкой Рихарда, а сама Лилиан лежала на кровати, не совсем понимая, как оказалась здесь в столь кратчайшие сроки. Муж продолжает целовать её, ладонь мужчины тем временем спускается все ниже... Порядком истосковавшееся по ласкам тело с полной готовностью принимает все ласки, но разум все же научился принимать простую истину: запрещено, значит - нельзя.
- Одно слово - выдохнула девушка,положив ладонь на его руку, касающуюся её живота - Адам... Разве это не единственный мужчина, который имеет право запрещать тебе что-либо? Он меня морально четвертует, если узнает о нарушении запрета. - разумеется, Лили изрядно преувеличивала, но в целом врач и вправду мог быть вполне недовольным тем, что его указ был нарушен. А врать она умела не слишком искусно...

0

6

Интересно, с каких это пор Лилиан стала прислушиваться к советам врача? Может быть, столь поздний срок беременности давал о себе знать, или же сама Лилиан решила, что стоит проявить банальную безопасность, ведь одно дело, когда внутри неё живет один ребенок, а другое дело, когда их там два, и одному богу известно, как поведут себя малыши при таком раскладе. Лили что-то мурлычет перед тем, как Рихард в очередной раз нападает на неё со своими поцелуями, сама снимает с него рубашку, в то время, как Байер уже расправился с её нижнем бельем. Кажется, миссис Байер намерена продолжать сопротивление, потому как после того, как Рихард принимается за свои любимые ласки, к ней снова возвращается разум, который заставляет Рихарда остановить свои движения, укоризненно смотря на Лилиан.
- С каких пор ты стала слушать Адама? Не ты ли пару дней назад буквально изнывала от желания соблазнить собственного мужа? - С подозрением спрашивает Рихард, не понимая, почему жена так ведет себя. - Он не узнает, я буду молчать и делать вид что в комнате мы просто делали массаж друг другу, а потом невинно целовались. Разве это не так? - Улыбается Рихард, целуя девушку в руку, которая лежала поверх его, и принимается опускаться губами вниз по животу, а другой рукой снимает с себя брюки с трусами. Конечно, нарушать запрет Адама никому не улыбалось, но больно Рихарду хотелось сделать приятно своей любимой женщине, которая так долго мучается вынашивая их сыновей. К тому же, и Рихард, и Лили до ужаса хотели рождения ещё одного Байера, только женского пола, Лили не говорила об этом напрямую, но Байер замечал, что когда речь заходила о её миниатюрной копии, девушка улыбалась ещё шире. Кажется, перспектива жить вместе долго и счастливо устраивала обоих Байеров. Что же, стоит надеяться на лучшее и думать о более прекрасном. Он и думать не мог о том, что его Лилс связалась с террористами, особенно будучи беременной, это просто опасно для её жизни, и жизни маленьких малышей. Он бережно переворачивает жену на бок, и сам пристраивается позади, неспешно и очень осторожно проникая в девушку, обнимая одной рукой её над животом.
- А вот теперь мы нарушаем его запрет... - На выдохе произносит Рихард, принимаясь плавно двигаться в девушке. Им пришлось забыть о былой страсти и удовольствия через боль, эти чувства уступили место нежности и легкости, но Рихард не мог не заметить, что Лилиан стала получать большее удовольствие и от этого. Рихард целует её в шею и плечи, двигается нежно, медленно, но это не мешает получать ему удовольствие...

0

7

- А мой муж тем временем так усиленно меня динамил... - парирование было произведено в привычном "сказала не подумав, а сказав - после пожалела". - Не-е-ет, не так - протянула Лили, прикрывая веки, когда губы любимого заскользили вниз по её животу. - Это - совсем не невинно. И все же, мне нравится... - мурлыкает она, снова открывая глаза для того чтобы увидеть, как Рихард с явным нетерпением быстро снимает с себя брюки. Оказывается, не одна она может называть себя нетерпеливой... Мужу тоже присуще это качество. Детишкам вовсе не будет плохо, если их мама с папой проведут немножко времени вдвоем, самую малость понарушав запрет врача. Если маме приятно, то и детишкам хорошо, верно? Во всяком случае Лилиана очень хотела себя в этом убедить, ведь прерывать действия Рихарда очень и очень не хочется. К черту Леона, его напарников, дурацкие имена и собственный страх быть разоблаченной. Если уж на то пошло - все это было позже. А раньше всего были нерожденные пока что сыновья, Рихард и их любовь. Почему же свои чувства Лили вынуждена притеснять только из-за запретов и страхов? Мужчина теперь совершенно обнажен и ничего не мешает ему подарить ей настоящее наслаждение... Руки Рихарда аккуратно переворачивают её, укладывая на бок. Несколько секунд на мини-подготовку к очередному старту, Лили чувствует, как его ладонь мягко приобнимает её чуть пониже уровня груди, дыхание любимого сзади, его движение, а после тихий возбужденный вдох, когда его орган проникает в неё сзади. Улыбка на губах сменяется выражением истинного блаженства на лице. В период беременности её сексуальные ощущения словно становились острее и явственнее. Не умеющая в это время контролировать свои эмоции, в обыденной жизни Лилиана выглядела странно трогательно-смешной, но в постели подобное поведение вполне сходило за сверхчувствительность и страстность. Его плавные, нежные движения внутри неё, негромкий голос искусителя, шепчущего свои слова прямо ей на ушко вызывали ни с чем не сравнимое удовольствие.
- Не мы... Ты нарушаешь, любимый. Если Адам поинтересуется - я ничего, совсем ничего об этом не знаю... - продолжала мурлыкать девушка, отчаянно желая продлить сей действие на века. Она тихо нетерпеливо застонала, осознавая, что о грубости и речи быть не может. А значит, удовольствие будет растянутым до предела, неспешным, чувственным и нежным, но не привычно-страстным, почти на уровне жесткости. Поцелуи только разжигают в ней огонь, который не найдет выхода в самостоятелных решительных действиях. Лилиан ноготками цепляется за подушку, медленно, почти что нежно сдавливая её, сминая белоснежную накрахмаленную ткань. Так сладко... И одновременно возбуждающе и романтично, ощущать себя фарфоровой куколкой в его руках. Той, которую безумно хочется попробовать, но нельзя проявлять даже малейшую грубость из страха повредить нежный тонкий фарфор. Поэтому в ход идут прикосновения нежных и уверенных губ, легкие ласки, осторожные и неспешные движения, в которых все равно чувствуется страсть. Девушка тихо застонала, подавшись назад, двигаясь навстречу мужчине, стараясь почувствовать движения в себе ещё сильнее и чуть менее негрубо, чем могла позволить беременность. И во всем этом была такая прелесть - когда ещё наслаждение могло быть столь томительным и одновременно оправданным?
- Только не останавливайся, прошу... - тихо шепчет Лили одними пересохшими губами. Она знает, что о скорости и натиске она в ближайшее время просить не вправе, поэтому просит лишь о том, чтобы он не прекращал это обоюдное удовольствие. Одна ладонь девушки стискивает его руку, обнимающую её тело, то сжимает, то нежно поглаживает в порыве эмоций. Адам ничего не узнает, они скажут, что были паиньками и все обойдется. Сейчас все проблемы и заботы исчезли. Есть лишь их семья, в самом лучшем моменте на Земле...

0

8

- Играешь в стрелочницу? - Улыбается Рихард, продолжая плавно и поступательно двигаться внутри Лили, крепко держа девушку в своих руках. - Мне это так нравится... - Тихий стон удовольствия подтверждал слова Байера, ему очень хотелось большего, как и раньше сжать девушку в объятиях, заставить умолять наращивать скорость, лишь бы получить болезненное удовольствие, которое всегда накрывало с головой парочку, но в последнее время приходилось осторожничать, ведь внутри любимой женщины находились его сыновья, два прекрасных мальчика, которые должны появиться на свет совсем скоро, чтобы радовать родителей своим плачем и улыбками. Байер ждал этого момента несколько лет, так хотел, чтобы дети родились от любимой женщины, а не от простой рабыни, которая бы лишь послушно следовала всем указаниям. И вот, он встретил свою прекрасную жену, красивую девушку, любительницу бунта и непослушания... Ей столько всего хочется сказать, сколько сделать ради неё, но сейчас мужчина целиком и полностью углубился в её, он сжимал и разжимал пальцы рук, которые находились на её груди, что-то периодически шептал на ушко, но не останавливался, как она и просила. Стоны Лили ещё больше возбуждали мужчину, радуя его слух, единственное, о чем он жалел - что в таком положении никак не мог поцеловать свою девушку в губы, чтобы утолить странную жажду в горле.
- Ты восхитительна, любимая, - шепчет Рихард из последних сил, не останавливаясь, хотя так и хочется сделать небольшую передышку, чтобы поцеловать её нежные розовые губки. Но он обещал, а она так прекрасно умоляла, что мужчина просто не может разочаровать любимую девушку, особенно в такие моменты. Ему так хочется не отпускать её вечность, но когда они оба испытывают ни с чем несравнимое удовольствие, Рихард падает на подушки, а следом за ним Лили переворачивается на спину. Вот теперь Байер с удовольствием целует девушку в губы долгим и страстным поцелуем, продолжая ласкать девушку по груди и животу. Когда она собирается подняться, чтобы видимо, пойти в душ, Рихард снова притягивает её за руку к себе, требовательно, по-хозяйски. - Нет, нет, моя любовь, ты никуда не пойдешь, это требование твоего мужа! - Он снова впивается в её губы своими, показывая, что не до конца насытился ею. - Это не честно, ты проводишь с нашими сыновьями двадцать четыре часа в сутки, а мне даешь лишь несколько минут в день, чтобы побыть с ними. Теперь моя очередь прислушиваться к мальчикам. - Рихард осторожно прикладывает ухо к её большому животу, желая услышать движения малышей внутри, между делом, как бы случайно, лаская Лилиан между ножек, снова порождая в ней безудержное желание. - Когда мы с тобой займемся выбором имен, м? - Рихард нежно целует Лили в живот, когда чувствует небольшой толчок внутри, видимо, кто-то из сыновей всё же проснулся и решил пообщаться со своими родителями раньше положенного срока. И это было прекрасно, ради такого момента Байер готов отдать свою жизнь.

0

9

Удовольствие мягко обволакивает все её тело, становясь все больше и слаще с каждым мгновением. Шепот Рихарда проникал в её сознание сквозь дурман наслаждения и, казалось, запечатывался там в каждом своем слове любви и нежности. Прикрывая глаза, она растворялась в каждом мгновении, теряя счет времени. Когда все закончилось, девушка перевернулась на спину, успокаивая сердечный ритм и судорожно-частое дыхание, моментально участившееся до предела после полученного оргазма. Рихард не теряет драгоценное время даром, принимаясь целовать её в губы. Снова перебой в дыхании, от этой страсти и несдержанности, которую они не могли проявлять в сексе, но в поцелуях было возможно сотворение себе самим такой поблажки, как несдержанность в эмоциях. Она принялась отвечать на поцелуй, и действо затянулось явно надолго, потому как никто из супругов не хотел "сдаваться" первым. Руки мужчины же в это время снова бродят по её телу в ласках, в очередной раз испытывая шаткое терпение Лилианы, неспособной долго быть деланно-равнодушной в такие моменты. С явным трудом, но девушка заставила себя отстраниться от любимого, считая, что одного раза, как ни печально, им пока достаточно. Она и без того нарушила запрет едва ли не единственного мужчины, Адама, мнение которого считала вполне авторитетным и значимым. Стоило Лили сделать попытку подняться с кровати, как муж перехватывает её действия и снова утягивает на прежнее место за руку, не давая и шагу ступить прочь от новой порции искушения. Снова поцелуи, рушивший все убеждения. Она обнимает его за шею, наслаждаясь новой близостью тел и улыбается сквозь поцелуй. Лили не удерживается от смеха, когда Рихард с чрезвычайно серьезным видом приникает к её животу одним уход, слушая, что происходит внутри. Одновременно муж продолжает соблазнять её, откровенно лаская девушку внизу, что, впрочем, не особо мешало ему продолжать слуховую слежку за их мальчиками.
- Рихард, так нечестно - тихим голосом говорит Лилс, пытаясь образумить мужчину. Увы, сейчас для него Адам был никакой не авторитет... Рихард дорвался до любимого занятия два в одном: жена+дети и теперь ничто не могло доказать ему, что докторов надо слушаться. - У меня железный довод к двадцатичетырехчасовому пребыванию с детьми: они во мне пока живут, развиваются, пинаются, ну и так далее. А ты меня... - ступор. Тишина. Обижает - не подходит. Не слушаешь - тоже нет, каждое слово её для Рихарда стало словно бы мини-законом, который если не он сам, то его прислуга выполняла сразу же, как только Лилиана выдавала пожелание вслух. - Знаешь ведь, что я не могу тебе отказать... - выдохнула девушка. Прикосновение губ любимого к животу, почти одновременно с этим - ощутимое шевеление кого-то маленького внутри её живота. Немного болезненно, но вместе с тем безумно волшебно чувствовать внутри себя жизнь, движения своих детишек, притом в такой подходящий момент. Приподняв голову, Лили с улыбкой смотрит вниз, на мужа и на собственный живот, который столь замечательно открыт её обзору с его-то размером. Одна ладонь девушки накрывает живот, место, где она только что ощутила этот толчок изнутри. Иногда, когда она выходила из себя (что в сей период стало происходить довольно-таки часто), в самый разгар громкого выяснения отношений с кем либо (можно смело сказать, что выяснения были с самой собой, потому как оппонент зачастую не понимал толком, в чем он провинился), только эти малыши, начинающие беспокойно пинаться, могли заставить её умолкнуть и с умилением переключить все свое внимание на собственный живот, совершенно при этом забывая, что минуту назад она кричала так, что стекла готовы были расколотиться.
- Когда ты наконец найдешь на это время - непривычно мягким, нежным тоном говорит она, поглаживая свой живот - Я готова хоть сейчас, а ты всегда ужасно занят, неизвестно, почему - шутливо-обиженный вид, который завершается улыбкой, ясно говоривший о том, что сейчас к её словам лучше не прислушиваться - миссис Байер абсолютно счастлива и несет всякую ерунду именно по этому поводу.

0

10

Кажется, они оба готовы нарушать установленные правила, лишь бы получить знакомое удовольствие, снова вспомнить, какого это быть любимым в прямом смысле слова. Интересно знать, какие были бы у них ощущения, не признайся Рихард ей в любви и не получив в ответ приятный положительный ответ? Приносил бы секс такое же удовольствие, или всё было бы в тягость, как будто они друг друга и не знают. И как бы относились к совместным детям, которые точно бы не понимали, почему мама так странно относится к папе и наоборот. Но теперь Байеры любят друг друга, хотят доказать всем, что в семье хозяина города всё гладко и прекрасно благодаря Лилиан. Удивительно, что из девушки, которая раньше так умело лазила по заборам, Лилиан превратилась в прекрасную будущую маму, любящую женщину... Поистине, этот момент стоит запомнить. Рихард продолжал лежать рядом с женой, наслаждаясь запахом её волос, и положил руку на её в том месте, где толкнулись мальчики или кто-то из них. Конечно, он не мог никак найти время для такой прекрасной мелочи, как выбор имени, ведь не факт, что Байеры сразу придут к определенному решению. Поэтому Рихард каждый раз откладывал этот обряд на лучшее время, или же предлагал Лилиан одной подобрать несколько прекрасных имен, которые идеально бы подходили для их детей.
- Почему же, в покорности ты мне любишь отказывать... - Усмехается Рихард, вспоминая их прошлые неудачи, слезы, порки, наказания и далее по пунктам. Рихард пытался найти путь к сердцу Лили известными ему способами, но оказалось, что искать ничего не надо, надо просто улыбнуться и признаться ей в своих чувствах. Но кто же знал, что молодая Фрост с четырнадцати лет была влюблена в хозяина города? Байер тоже был в неё влюблен, но не думал, что всё закончится так прекрасно.
- Хорошо, давай тогда сейчас. - Рихард сильнее обнимает её за плечи, и прижимает к себе, водя рукой по животу. - Принести книгу с именами, или что-нибудь на ум само придет? Ещё у меня есть семейное древо Байеров, чтобы не получилось неприятных совпадений... - Рихард нежно целует девушку в шею, потом дотягивается до губ, желая, чтобы Лили оставалась такой же спокойной и нежной. Но потом взгляд Рихарда падает на небольшую бумажку, которая лежала на тумбочке со стороны Лилиан. Рихард дотянулся до неё и посмотрел на текст. Кажется, это та самая бумажка, которую искала Лилиан у него в кабинете. Может быть, девушка действительно стала забывчивой... - Ты не это искала сегодня? Кажется, кто-то стал очень забывчивым. - Байер и не думал, что его любимая и дорогая жена записала в шпионки террористов. А если бы и узнал, то... Нет, не стоит думать о том, как он относится к предательству, особенно со стороны дорогого и любимого человека.

0

11

- Только когда ты меня огорчаешь. В остальное время я готова тебя порадовать даже своей покорностью, пусть и не очень люблю это слово - Лили чувствовала себя просто великолепно, несмотря на нарушенный запрет. Забывает о своем предательстве, хочет лишь лежать рядом с любимым мужем и говорить обо всем на свете, наслаждаясь близостью их тел. Сейчас девушка покорна, как никогда и готова угождать Рихарду во всем, и он, словно чувствуя это, касается её шеи губами, целуя нежную кожу, а после склоняется к губам. Она прикрывает глаза и улыбается в ожидании поцелуя, но тут Рихард отвлекается. Через несколько секунд в руке мужчины был листок, который Лилиана "потеряла" по её словам в его кабинете. На секунду девушка растерялась, не зная, как объяснить, что он оказался здесь. Вымученно улыбнувшись, Лили осторожно взяла список из его пальцев, и принялась быстро просматривать его, стараясь выиграть время для подходящего ответа. В результате не было придумано ничего умнее, кроме как негромко рассмеяться, как бы над собственной забывчивостью.
- Да, действительно, вот и список вещей... Я совсем забыла о том, что положила его сюда, прямо на тумбочку. В последнее время многое так неожиданно стало выходить из головы в самые неподходящие моменты. Оказывается, я зря переворачивала твой кабинет вверх тормашками. - Лили аккуратно сложила список и положила его в тумбочку. После она вновь повернулась к любимому и с улыбкой спросила:
- Итак, на чем мы остановились? Ах да, точно... - поцелуй был нежным, долгим, она словно старалась извиниться за свою ложь. Остановиться получилось только тогда, когда стало немного сложнее дышать, и лишь тогда Лилиана оторвалась от губ мужа. Снова нежность, ласковый взгляд, и склонив голову на грудь Рихарда, она закрыла глаза. Кажется, все обошлось. Но стало как-то грустно... Это неправильно. Её обман, его безоговорочная вера в её слова, в ложь, шитую белыми нитями. Чувство вины, такое ранее редко испытываемое, но теперь поселившееся в сердце, отравляет изнутри. Так хочется рассказать Рихарду все, но Лилиан знает, что он не поймет. Она борется с его же системой правления города, а это не может заслуживать доверия и уважения. Девушка даже не представляет, как такое можно сказать в лицо, признаться в сокровенном. Они счастливы и любимы друг другом, у них скоро родятся двое маленьких детишек, и они будут самой прекрасной семьей, но теперь Лили не может даже посмотреть ему в глаза, не испытывая желания стыдливо опустить взор.
- А твое имя? Тебя назвали в честь кого-то, или выбирали имя по книге со списком имен, их значениями и так далее?

0

12

- Но ты так аккуратно роешься в моих вещах, что мне самому стало завидно! - Смеется Рихард, даже ни на долю не подозревая свою любимую в шпионаже. - Кажется, нашим мальчикам придется больше увлекаться военным делом, а не политикой, ведь им есть, на кого ровняться. Кто знает, может быть именно у них получится восстановить баланс в городе благодаря искусному шпионажу, ведь это у них будет в крови. - Продолжает улыбаться Рихард, а потом снова наклоняется к её большому животу и принимает говорить уже со своими сыновьями, в надежде на то, что мальчики узнают родной голос отца и отзовутся. - Слышали, сони, будите учится у своей мамы перебирать бумаги в кабинете отца. Только не будьте такими же забывчивыми, таких в шпионы не берут! - Он целует в живот, а потом снова прислушивается к тому, что происходит внутри.
Они снова целуются, не долго, но старательно вкладывают в этот поцелуй все прошлые ощущения, Рихард принимается гладить девушку по голове, когда та устраивается большее удобней на груди мужа. Тот лишь прикрывает их тела, особенно Лили, не дай бог девушка замерзнет или что-то в этом роде, тогда придется тратить много сил и времени на её восстановление.
- Не поверишь, но меня назвали по завещанию деда. Ему очень хотелось иметь внука Рихарда Андреаса Байера, и когда старик понял, что до такого счастья ему не дожить, поставил отца перед фактом - если он не назовет своего первенца Рихардом, то с городом ему придется распрощаться. Впрочем, ни отец, ни мать ничего не имели против подобного, старик Байер избавил их от лишних хлопот. А если вспомнить наш род, то некто Рихард Байер-Мэйнер был одним из первых правителей Парижа, который стал действовать на горожан и своих противников путем угроз и многочисленных приговоров, которые приводили в исполнении на публике. То бишь, показательные порки, казни и прочее - дело рук моего предка-тезки. Но, знаешь, у него была просто огромнейшая семья, около семь родных детей, если мне не изменяет память, не говоря уже о многочисленных детях вне брака. Тогда мода на рабынь достигла своего пика, к сожалению, можно сказать, что только сейчас она пошла на спад. Ну, а твоё имя? Лилианна - не такое уж и простое, как кажется на первый взгляд, ведь Лили - это была просто девочка, мечтающая получить свободу, даже от своих братьев. - Он целует её в лоб, убирая с него несколько прядей вьющихся каштановых волос. Надо же, как может измениться человек за несколько дней ради другого любимого человека. Стоило Байеру несколько раз показать своё отношение к её новому имиджу, как Лили перестала выпрямлять свои волосы, позволяя им постоянно виться. - У моих сыновей будет самая красивая мама... - Не удержался Байер и шепнул этот комплимент ей на ушко.

0

13

Кажется, её взглядом можно было убивать... Подобно Медузе Горгоне, Лилиана взирала на мужа сердитым взором, не понимая, почему он испытывает её нервную систему столь странными шутливыми намеками?
- Брысь, - девушка слегка шлепает ладошкой по темной макушке мужчины, явно желая отвадить его от столь негативной установки на будущее малышей. От поцелуя в живот её это не спасло, но все же, Байер слегка оттаяла - Даже не думай учить их этому. Не представляю, кого ты вырастишь с таким настроем, Рихард! Кошмар, я в ужасе, сэр! Вы способствуете развитию шпионажа в современном Париже? - шутливо испугавшись, Лили округлила и без того большие глаза. Природа не рассчитывала на такие трюки с темно-карими очами, создавая юную особу, поэтому глаза тут же заболели.
- Дедуля-шантажист? - интересуется Лилс, вопросительно приподнимая брови и явно забывая о принципе "О мертвых либо хорошо, либо ничего". - А я-то размышляла, в кого у тебя столь странный стиль общения... - улыбаясь, девушка принимается вспоминать все, что ей известно о собственном происхождении её имени. - И самый лучший папа...- также тихо шепнула она в ответ. О истории семейства Фрост Лили знала возмутительно мало, к тому же с учетом того, что настоящая известность роду пришла только после того, как Андреас Байер помог отцу троицы Фростов построить, открыть и поднять Парижский Дом Любви. До этого он был бизнесменом, весьма успешным, но не потрясающим. Все малочисленные истории Лили узнавала от Даниэля, когда братишка снисходил до братика и сестренки и от многочисленных нянь, узнававших эти истории неведомыми для Лили путями.
- Над моим именем размышляли долго... Принимали в этом участие моя мама и её подруга-служанка. Отцу было все равно. Сначала они вспоминали имена родственниц и подруг, а потом принялись за книжки. Мама любила чтение, как и я, поэтому ей было из чего выбирать. Но и там ничего особенного не нашли. В итоге было решено совместить два имени или же придумать собственное, если фантазия подскажет хороший вариант. Не подсказала, но мама вспомнила о своей подруге детства, которая уехала в другой город по воле своего отца. Она любила её, очень,  и только через полгода узнала, что она погибла по вине несчастного случая... Мама очень тосковала по ней, но что она могла поделать? Подругу звали Лилия. Красивое имя, но маме не понравилось, как оно звучит в сочетании с фамилией Фрост. Служанка подсказала, что можно просто несколько видоизменить его, и всплыло имя Лианна, от которого меня до сих пор в дрожь бросает. Не слишком нравится звучание, увы. Скрестив первое и второе они совместно вывели Лилианну, чем гордились долгое время, радуясь, что это звучит по их мнению великолепно и сочетается с фамилией. Я удивилась, услышав эту путанную историю. Хотя, если верить ей, отец планировал назвать меня Эмили или Гертруда, так что я ещё легко отделалась. Как представлю, что меня могли называть Труди... - она не стала продолжать, просто заметно поежившись. - Итак, надеюсь, мы будем молчать перед Адамом, как партизаны? Не расскажешь ему, как легко я сдалась тебе в плен, милый? А я взамен не расскажу ему о том, как быстро ты забыл все врачебные указания... - промурлыкала Лили, целуя мужчину в грудь и улыбаясь.

0

14

Рихард устроился на подушках, с удовольствием устраивая рядом с собой Лили, чтобы было удобнее поглаживать её по волосам и слушать. Нежно поцеловав её в лоб, Байер принялся накручивать на свой палец пару её локонов, думая, чем можно порадовать жену на этот раз, чтобы она перестала составлять и терять различные списки. Эту девочку определенно надо чем-то занять на оставшиеся недели беременности, иначе она поставит весь город перед собой на колени. Интересно было бы посмотреть на женщину-правителя... Но не в этой жизни для Рихарда точно.
- Эмили или Гертруда? - Улыбается Рихард, смотря на свою жену, да действительно тяжело представить себе эту жгучую шатенку с подобным именем. Лили прекрасно вписывается в настоящую действительность. - Точно бы не женился на тебе! - Начал издеваться над своей женой Рихард, поглаживая её по обнаженному плечу. Такое приятное чувство, когда она лежит рядом... - Была бы моей служанкой, делала бы мне массаж по будням, а на выходных принимала бы со мной ванну... А потом... хм, даже не знаю, что с тобой можно было бы сделать. - Засмеялся мужчина, наклоняясь к ней, чтобы страстно поцеловать в губы, напоминая о том, что произошло в этой комнате несколько минут назад.
- Знаешь, мне всегда нравилось имя Крис. Не знаю, Кристиан, Кристофер... - Наконец стал говорить по делу Байер, вспоминая, что они пытаются подобрать имя для их будущих сыновей. - Для другого надо подобрать тоже что-то похожее, или созвучное, как думаешь, Лиля? - Небольшой щелчок по носу, и снова широкая улыбка на лице мужчины. Внезапно ему стало грустно от осознания того факта, что этой красавице всего ничего - восемнадцать лет, она пожить толком не успела, наделать глупых ошибок, порадоваться жизнью без лишних забот, а Байер просто так взял и ворвался на её территорию, забрал к себе, одел кольцо на палец и сказал, что теперь она будет его женой, не спросив при этом даже мнения. А теперь у неё точно не будет возможности вернуться в юность, потому как будет занята своими малышами, а это уже не детские проблемы, не говоря уже о том, как может измениться молодая красивая девочка не только внешне, но и внутренне.
- Я давно хотел... извиниться. И не говори, что не жалеешь об этом, уверен, давно, но жалела. Мы с твоим братом так хотели обезопасить тебя от других, не замечая того, что хочешь ты. Назад время уже не вернешь, и мне правда жаль, что мы с тобой начали знакомство в столь раннем возрасте для тебя. Сейчас ты бы могла бегать за своим братом, как раньше, требуя уделить внимание, или отпустить погулять, а не чувствовать себя взрослой женщиной, которой будет очень нелегко... - Байер гладит её уже по объемному животу, нежно целуя в шею. Осталось только услышать мнение по этому поводу самой миссис Байер.

0

15

Быть простой служанкой, без прав и привилегий, послушно исполняющей прихоти своего хозяина, несмотря на то, что ты привыкла к роскоши и заботе со стороны окружающих... Едва ли можно так легко представить и поверить в это.
- Мой деспот...- ответ на поцелуй, после чего она поцеловала его в плечо - А потом ты отправил бы меня в бордель. Или сделал бы няней для своего ребенка, который непременно когда-нибудь появился бы у тебя. Или ещё что-нибудь... Ты никогда не страдал от недостатка идей. - если бы да кабы... Хорошо, что это альтернативной будущее давно в прошлом и они сейчас вместе, могут лишь представлять все это. Принимать с ним ванну, делать массаж... Сейчас это звучит весьма приятно, но слово "служанка" неприятно режет слух.
- Думаю, что ты прав, - поморщив носик после легкого щелчка, девушка улыбнулась - Они - близнецы и нам стоит как-то с этим разобраться, чтобы не запутаться в том, кто есть кто. Надеюсь, у них будет хотя бы крохотное отличие... Или нам придется заворачивать их в разные одеяльца или прикреплять бирочки к ножкам. Но одеяльца все-таки получше. Когда-то она жалела об этом... Проклинала брата, мечтала уйти отсюда, избавиться от тяжкого бремени нового положения. Лили хотела ненавидеть Рихарда и порой это у неё получалось. Теперь было непросто представить, что было бы, не встреться она несколько назад с Рихардом в кабинете брата. Если бы он не захотел быть с ней, не забрал Лилс от братьев... Она была бы в четырех стенах, снова. Или отдана другому, также на сохранение. Неприятно.
- Да, могла бы. - Лили не собиралась отрицать этого. Рихард прав и от этого никуда не денешься. - Снова жить в борделе, сидеть в своей комнате, изредка бродя по заднему двору или по нашему семейному крылу. Готовить бесконечные тортики и пирожные, читать книги, учиться вязать, вышивать, сотворять фигурки оригами... Что угодно, только бы не сойти с ума от скуки. Ты ведь уже извинялся передо мной, забыл? - как можно злиться на этого темноволосого бога, когда он так близко, целует её в шею, поглаживает по животу, где, как им давно известно, находятся их маленькие сыновья. Один из этих мальчиков - будущий наследник Парижа, которого Рихард ждал едва ли не с первого дня, когда город перешел в его руки. На сердце сразу теплело, когда Лилиана вспоминала об этом. - Но если бы в моей жизни не было тебя, я едва ли могла быть сейчас такой счастливой. А если бы и могла... Не хочу думать о том, что кто-то другой кроме тебя мог сделать это со мной. Только ты. - нежный поцелуй в знак подтверждения своих слов. Лилиана не считала нужным скрывать свою любовь от кого бы то ни было, а в особенности от самого объекта любовной привязанности - Нельзя вечно оставаться маленькой девочкой. Нужно было повзрослеть, хотя бы немного. Теперь я сделала это в полной мере. Стоило извиняться в первый день, когда это имело значение. А теперь ситуация изменилась, как и роли. Мне будет нелегко, это уж точно. Но ты ведь не думаешь, что я позволю тебе оставаться в стороне, пока мне придется возиться с детишками? Ты примешь в этом безумии самое активное участие! - терроризм, секреты, её ложь, его враги...  Какая разница, что все это означает для их семьи? Какое вообще значение может иметь все это здесь и сейчас, в их маленьком мире, чуждом подобному? Хотя бы немного счастья без обид и проблем... Немного покоя и любви. Они заслужили это. И Лили была уверенна в том, что они это и получат.

0

16

- Твой... - Довольно протягивает Байер, снова принимаясь за любимое дело - накручивание её прекрасных локонов на свои пальцы. А вот это тогда была его идея, вернее, комплимент: Байеру просто понравилось, как девушка уложила волосы на их небольшое импровизированное свидание после её строгого наказания, и с тех пор Лили старалась следить за своими волосами как можно чаще. Но она нравилась Рихарду любой, с той лишь разницей, что так она выглядела на свой возраст, а может и чуть старше, а Байеру была приятна мысль, что его любимая повзрослела. - О, не переживай на этот счет, я бы обязательно придумал для тебя какое-нибудь извращенное наказание за любою провинность. - Это сейчас его слова и вообще их размышления звучали смешно, а если бы они говорили об этом несколько месяцев назад, то для Лилиан этот разговор мог означать большие проблемы. Ведь Байер без проблем мог поступить так даже с любимой женщиной, он бы сделал всё, лишь бы сломить её дух.
- Да, согласен, мне нравится идея про одеяльца, но где-то через год мы должны будем уже без лишних проблем различать кто есть кто. Только если не хотим устроить интригу - "кто же главный наследник города." - Почему-то когда Рихард думал о наследниках, то сразу вспоминал об истинном значении этого слова. Это значит, что он умрет, а его маленький сынишка займет его место, скорей всего, Лили ещё будет жива, ведь девушка так молода, и в ней столько жизни! Это сейчас их разница в четырнадцать лет выглядит более-менее приемлемой, а когда Байеру будет за пятьдесят, он пойдет на всё, лишь бы сократить этот разрыв и снова стать молодым.
- Думаешь, если бы я извинился в первый день, то что-нибудь изменилось? Ты же ненавидела меня в тот момент, и я видел страх в твоих глазах, когда ты пыталась сбежать, но наткнулась на меня. А люди в подобном состоянии плохо понимают, что им говорят. - После её длинного монолога продолжил Рихард. На собственное удивление, эта тема оказалась для него достаточно забавной. А что, разве не полезно анализировать собственное прошлое, чтобы избежать подобных ошибок в будущем. - Это участь всех девушек из богатых и знаменитых семей. Либо их прячут от посторонних глаз, либо родители активно повышают их социальные навыки, беря с собой на различные приемы. И то, и то может сильно утомить. Моя мама всегда хотела, чтобы Катерина была незаметной, тихой и спокойной девушкой, и не мечтала, чтобы она обручилась с кем-нибудь из высшего общества, потому что так хотелось бы отцу или мне, мама хотела, чтобы её дочь вышла замуж по-любви, и поэтому часто говорила мне, чтобы я не спускал с неё глаз. А теперь представь, какого было Даниэлю? Если мой отец с горем-пополам мог присмотреть за мной и дочерью, то Дэну приходилось разрываться между тобой, Маркусом и бизнесом, и, поверь мне, заключение в четырех стенах не самый худший сценарий, который могла подарить тебе судьба. И, между прочим, это я тогда затащил тебя в церковь, чтобы дать все клятвы, так что это ты точно не будешь сидеть в стороне, когда я буду воспитывать наших детей. - Рассеялся Рихард, устраиваясь поудобней на спине, и положил руку под голову, чтобы лучше было смотреть на Лилиан. - На самом деле я очень рад, что ты не смогла убежать, и сказала мне "Да".

0


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » Кто ищет неприятности - тот находит приключения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC