FRPG Dirty games: Alea jacta est

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » 1.09.55 Похищение по-французски


1.09.55 Похищение по-французски

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Место действия:
Особняк Байеров
Время действия:
1 сентября 2055
Участники:
Ава Байер и Арман Тома
Краткое описание:
Рихарду Байеру не к спеху разбираться с попыткой похищения Авы - зачем, если это можно спихнуть на шерифа? Как, впрочем, и ее безопастность?

0

2

Она уже давно – не Браун, Байер. Она уже давно не уродлива, как это было принято считать ранее, она уже давно не изувечена тем уродливым шрамом,  она уже давно не маленькая горничная в борделе. Но все-таки, Ава, постепенно получающая хорошее образование и воспитание (возможно, и с легким опозданием, ведь привычную ее застенчивость и скромность из нее так просто не выбить теперь), Ава, почти свыкшаяся с обеспеченной жизнью, при которой любое ее желание выполняется в мгновение ока, Ава, имеющая не только любые вещи, но и нечто гораздо более ценное для нее, семью и безопасность, она не могла ощутить всей «прелести» своего нынешнего положения, пока не случилось то, что случилось.
К ней пробрались. Ее пытались похитить.
Ну, знаете, даже со своим небезупречным прошлым, делавшим ее при любом другом положении вещей никому ненужной дешевой бордельной девчонкой, теперь она была желанной добычей. Связать себя узами родства с мэром Парижа – кому бы этому не хотелось? А если обойтись и без столь серьезных ходов можно. Когда стало известно о новом «товаре» на рынке, были проведены определенные ходы, и теперь было очевидно: Рихард будет готов заплатить за эту девчонку, если понадобиться. Или пойти на некоторые уступки. Или – пойти на уступки тому, кто завоюет ее сердце. Будучи товаром испорченным, с нехорошим прошлым, она не интересовала по-настоящему сильных мира сего, но вот для кого-то второсортного являлась желаннейшей добычей – только вот как таковым получить к ней прямой доступ?
Этот вопрос, видимо, решили экстремально. Она проснулась оттого, что кто-то, забравшийся в окно, разбудил псинку в ее ногах. Пес залаял, она закричала, отбиваясь (неужели, Фенрис решил опять? Но руки были злые, грубые и не одни), но в этот раз охрана подоспела вовремя, и, перебудив весь дом, она все-таки спаслась от не самой хорошей, судя по всему, участи. Ночь она провела в гостевой комнате с охраной под окнами, а к утру пришел Рихард, сообщивший, что скоро приедет человек. Она одна видела тех, кто к ней пытался пробраться, и надо будет рассказать все, что она помнит. Ну так ведь как это поможет? Она спала при ночнике и довольно хорошо разглядела лица – но какая разница, кто пытался это сделать? Лучше б пусть ее охраняют лучше, и все. Возможность оказаться в чьей-то собственности ей совсем не улыбается.

0

3

Ограбление со взломом. Обычно Арману было плевать на такие дела, и обычно же на такие дела выезжали его шестерки. Сегодня Тома явно вознамерился провести день, жуя семки и плюя в потолок, но его сдернули. Вообще Арман очень не любил такие вот бредовые дела.
- Какого хрена, Поль? Без меня не справитесь? - рыкнул от на патрульного, который прибежал к нему в кабинет, весь запыхавшийся и красный. Поль начал лопотать что-то неразборчивое, из чего шериф заключил, что взлом был в доме у уважаемого в городе человека.
- Давай ты вытащишь вату изо рта и еще раз внятно мне объяснишь, в чем проблема, - раздраженно сказал шериф помощнику. Тот попил воды, вроде как подуспокоился, и рассказал, что на дом Рихарда Байера был совершен налет. Чем дальше Арман слушал, тем выше поднимались брови, а челюсть оказалась и вовсе на полу. «К Байеру?! Да что за чушь.. Уж если до меня просто так не доберешься, то что говорить о главе города? Что-то тут не то» - подумал Арман, хмурясь. Забраться в дом к главе было очень и очень непросто, значит это либо профи, либо кто-то из своих.
- Пшел вон. Хотя нет, подготовь мою машину. Я сам поеду к Рихарду и разберусь, в чем там у них проблемы. В прошлый раз доверил вам дело, засранцы, - сказал шериф с усмешкой, смотря на то, как Поль буквально прирос к полу. Да, таких дел совсем немного, которые Арман Тома брался расследовать лично. - Ты еще тут? Бегом, черти бы тебя взяли! - Тома резко встал из-за стола, поправил пиджак и прислушался к тому, что делается снаружи. День был жарким, безумно хотелось пить. Но Арман пить не стал, решив, что радушный хозяин и лучший друг, Рихард уж всяко даст ему воды.
Ехали недолго и в полной тишине. Арман погрузился в свои мысли, а Дерек, его личный телохранитель, в кои-то веки решил не мешать хозяину думать и молчал, впрочем, что-то все таки намурлыкивая себе под нос. Вопреки всему, это мурлыканье Армана успокаивало и настраивало на нужный лад. Из всего вышесказанного и вышеуслышанного Тома понял одно — воровать вещи у Рихи не собрались. Собирались похитить Аву, его дочь. Лакомый кусочек, Арман сам не отказался бы от того, чтобы взять девочку в жены. Она была мила, застенчива и кротка, пожалуй даже местами труслива, и в принципе не стала бы лезть за гипотетическим мужем под пули. Это Арману и нравилось в такого рода женщинах. Сиди себе дома и детей рожай.
- Мсье Тома, мы приехали, - взбудоражил Армана голос Дерека, и шериф вышел из машины перед домом главы города. Дом ему нравился, он не раз сам бывал в этом особняке по личным или деловым вопросам, да и просто так Рихард частенько приглашал их с братом погостить. Так что расположение комнат Арман знал. «Это уже неплохо...» Он сухо поздоровался с дворецким и вошел в особняк.
Зайдя в дом, шериф сразу встретил толпу служанок, носившихся по лестницам, словно им в задницу посуху вставили. На это коп не обратил пока внимания, проходя в гостиную, где было светло и уютно. Тут же сидела и виновница всего — Ава Байер, сонная и напуганная.
- Привет, красавица. Ты чего одна тут сидишь? Навела шуму-то, а? - дружелюбно обратился к ней Арман и присел рядом.

+1

4

Она не знала, как попросить отца отказать Арману Тома от дома. Да и с чего бы папе это делать? Шериф полиции Парижа был его надежным помощником и верным другом вот уже как много лет, и едва ли мнение какой-то девчонки (а именно на такое место Ава все еще ставила себя в семейной иерархии дома Байеров) что-то изменит. Вы вряд ли поймете ее страх, но что будет, если она расскажет отцу про то, что их с Тома связывает? Он наверняка решит, что она с жиру бесится, как пить дать, ведь это чистой воды глупость – переживать из-за такого. Конце концов, каждый второй богатый мужчина в городе бывал в борделе и мог ее там видеть, и из ее прошлого (а, по сути, и из ее настоящего – ведь она все еще слишком часто чувствовала себя всего лишь горничной из борделя, и относительно недолгий срок работы там) не стоило делать трагедию или тайну какого-то там Мадридского двора; последнего Ава не понимала – смысла выражения. Она никогда не бывала в Мадриде и даже не слышала про него.
И  именно это было причиной, по которой во время всех этих званных ужинов и дружеских вечеринок, она предпочитала убегать наверх, вместо того, чтобы заниматься тем, чем и должна заниматься каждая девушка ее лет и ее положения – искать себе достойного спутника жизни. Она не знала, сколько из этих мужчин просили у нее что-нибудь принести или вытереть, не знала, сколько из них смеется об этом у нее за спиной, как бы обидно и болезненно ей это ни было… и как бы опасно это не было для них самих. Но она совершенно точно помнила его – Армана Тома. Ну, знаете, она редко когда наживала себе таких неприятностей чтобы забыть нечто подобное. И пусть ей гораздо легче было сделать, что ничего не происходило. Она боялась того, что он в какой-то момент вспомнит о глупой девчонке из борделя, попавшейся ему под горячую руку, и это будет… нет, он не навредит ей, но нервы потреплет изрядно. Ничего удивительного, что кутаясь в плед, с чашкой чая в ладошках – об этом позаботилась прислуга – она уже жалеет о том, что отец вызвал кого-то там. Хоть бы приехал не Тома. Хоть бы приехал не Тома. Хоть бы приехал не Тома…
-Мне сказали вас ждать. Мне сказали, что приедет кто-то из полиции. –
бочком, бочком отодвигается. Наверное, это без шрама ее узнать сложно. – Я просто сильно испугалась. Отцу не стоило вас беспокоить.

0

5

В гостевой все выглядело так, как и выглядело еще тогда, когда Арман был тут в последний раз. Толькуо сопливая девчонка тут явно была лишней. Тома присмотрелся к ней. Где-то я тебя уже видел, малышка, только вот где? Мысли немного путались в голове, не оставляя Арману шансов на распутывание в кратчайшие сроки. Коп нахмурился, рассматривая ее лицо, и с удивлением узнал в девчонке ту самую горничную в борделе, которая ляпнула ему на пиджак кетчупом. Тогда Тома достаточно резко с ней обошелся, впихнув в свободный номер и удовлетворив собственные амбиции. Он не знал тогда, что Ава была дочерью Рихарда, хотя и не думал, что Байер способен отдать собственную дочь в бордель. Лично на его месте Тома сам бы торговал такой хорошенькой попкой, получая за это неплохие деньги. Наверняка на такую девочку падало бы множество мужчин, тем более что секс без обязательств сейчас в Париже был в большом ходу.
- Ну рассказывай, что натворила, тихоня? - Тома внимательно смотрел в ее глаза и видел, что соплячка его узнала. Впрочем, как не узнать того, кто попользовался тобой так некультурно, как это сделал тогда Арман. Странно, но он вспоминал тот вечер с ней с удовольствием. Он до сих пор помнил окровавленные ножки девочки, то, как Тома забрал ее невинность там, в борделе только лишь за то, что пиджак был испачкан в районе рукава. Арман любил лишать девочек самого ценного и немного жалел всегда, когда в борделе ему попадались уже пользованные девочки. Хотя с другой стороны, не каждый борделевладелец может похвастать тем, что у него "на складе" полно новехоньких игрушек. Чтобы она была новенькой, нужно максимум 16 лет, а Тома себя к педофилам приписывать не хотел. - Я вижу, ты меня узнала, Ава. Тем лучше. Можно будет без церемоний пообщаться, как считаешь? Не бойся, теперь уже приставать не стану. Хотя тогда, мне кажется, у нас все получилось просто идеально, а ты как считаешь? - понизив голос, томно шепнул француз, внимательно смотря в глаза и следя за мимикой. Лицо человека может многое рассказать о сидящем напротив. - Так что тут произошло? Я понял из рапорта, что на тебя напали и хотели увезти из особняка. И ты видела их лица. Рассказывай, чего тянешь, - немного удивленно посмотрел на нее шериф, шаря по карманам в поисках сигарет.

+1

6

Не смотря на то, что ее бордельное прошлое не было тайной за семью замками (Париж город огромный и одновременно маленький, и то, что известно хотя бы двоим, известно и всем, чье мнение стоит вообще принимать в расчет – и эта маленькая странность семьи мэра исключением не была), никто, естественно, не знал, почему же все так вышло. Девчонка, о чьем кровном родстве с Байерами стало известно лишь случайно, из-за операции и не в меру разгулявшегося любопытства врача, она навсегда останется персоной нон-грата для тех, кто был богат с самого рождения, ну так а какие дикие слухи порождал тот факт, что у мэра была уже весьма взрослая дочь, работавшая до этого даже не то, что шлюхой – а говномойкой в борделе? Вы себе сами-то такую картину представляете?
-Я ничего плохого не делала –
она отвечает, нахмурившись, негромко, но удивленно. Почему он считает, что она что-то сделала? Он здесь, чтобы обеспечить ее безопасность… хотя это и наихудший из всех возможных вариантов. уж слишком хорошо она помнит и свою оплошность, и мольбы, и боль, и страх… он был хуже дикого зверя.
Она надеялась, что теперь, одетая недешево и довольно симпатично (это, правда, был выбор не самой Авы, а кого-то из специально обученных рабынь) – бежевый свитер, белые брюки, туфельки – с аккуратной прической и без того уродливого шрама (теперь только тот, кто знал, куда смотреть, мог найти шов где-то у корней волос: филигранная работа врачей скрыла ее бывшее уродство), она надеялась остаться не то, что бы неузнанной, но хотя бы не осмеянной в лицо. Но Тома – он не только наглый, он еще и бесстрашный, если смеет напоминать о том, что случилось тогда. Белоснежно-белая, Ава испуганно прячет глаза и старается не смотреть на него. Это ерунда. Это прошлое. Это глупость. Она не должна думать об этом…
-Я проснулась у себя из-за того, что залаяла собака. Я увидела двух мужчин. Один был у моей кровати, второй – возле окна, и его я рассмотрела хуже. Тот, что был близко, был без маски, но в очках. Лет за тридцать, с темными волосами, смуглый. Тот, что у окна – очень высокий, быть может, даже шесть с половиной футов, он почти доставал до верхней части окна. Блондин. Темный
– она предпочитала называть его так – попробовал закрыть мне рот, я хотела закричать, и когда он сделал это, я укусила его за пальцы. Он меня отпустил, и попробовал схватит за шею, но я закричала. Громко. Кто-то из прислуги был рядом и услышал меня и стал звать на помощь, и они пытались меня утащить, пока не успела охрана, но я брыкалась, и они не смогли этого сделать. Они отпустили меня уже у окна, когда охрана уже была почти в комнате. У высокого была еще татуировка на запястье. Какая-то там цепочка.

+1

7

Арман рассеянно слушал ее, пытаясь нарисовать в памяти этих двух мужчин, но показания свидетеля были слишком размытые. Ну что толку в возрасте и внешности типа: "высокий, смуглый". Сам Тома совсем не бледнокожий, любит отдыхать у моря, и ему за тридцать. Такие показания подходили к подавляющему большинству рабочего населения Парижа. Второй - очень высокий блондин с татуировкой в виде цепочки. Это уже было похоже на что-то, но все же было катастрофически мало.
- Кажется проще допросить собаку, - фыркнул Тома, на что его помощник, записывающий показания девочки, нервно рассмеялся. Арман посмотрел на часы - было уже совсем поздно. Шериф встал и стал спокойно ходить по комнате, изучая обстановку. - Ава, попытайся вспоминать хотя бы одного из них конкретнее. Твоими показаниями можно разве что от жары спасаться. Таких мужчин в Париже тысячи, искать одного в таких размытых показаниях все равно что кота в черной комнате, - Арман посмотрел на нее и скинул пиджак на диван, который тут же подхватила одна из горничных, обмахнула от пыли и повесила на вешалку в гардеробной.
- Рихард просил меня остаться с тобой, пока что-то не прояснится. Я не в восторге от этой затеи, но согласился, лишь потому, что он мой лучший друг. А ты попытайся вспоминать. И судя по тому, что ты меня ненавидишь, в твоих интересах вспоминать побыстрее. Тогда ты избавишься от моего общества так же быстро, как и я от твоего, - голос был спокоен, Тома попросил у горничной попить, и та в мгновение ока принесла ему лимонного напитка. - Благодарю, - отозвался шериф, провожая попку прислуги внимательным взглядом. Та хихикнула как-то совсем по-девичьи и поспешила ретироваться из комнаты, вновь оставляя парочку наедине. - Мне нужно осмотреть ту комнату, в которой произошло нападение. Если конечно ты не против, юная леди, - Арман решил не смущать ее намеками на то, что между ними произошло в борделе. Это было в прошлом, если только Ава не выкинет еще что-нибудь в том же духе. - Потом ты пойдешь ужинать, а я посижу и помозгую над тем, что произошло. - ок как-то кисло изобразил добрую улыбку и отвернулся от нее.

+1

8

Собака, кстати, у нее на коленях сейчас – привязанность к подарку от более успешного (и более приятного, будем откровенны, ее сердечку, пусть она сама и старается обходить столь скользкие темы даже в своей голове), похитителя уже давно перешла все разумные границы, и она таскает белого пушистого песика везде. Она чешет у него за ушком, стараясь хоть как-то отвлечься от того, что человек, причинивший ей столько боли, сидит сейчас не более чем в метре, да еще и подтрунивает над ней, стремясь обидеть и унизить. Что она ему такого сделала? Слегка испачкала одежду, которую потом сама же ему и почистила, сгорбясь в неудобной позе из-за того, как больно ей было!
Его слова о ненависти – только он не прав, ненависти нет, есть страх, близкий к паническому ужасу, и что-то вроде отвращения – вызывают панику. Вы думаете, она не знает, как относится к ней прислуга, ведь она за мгновение превратилась из их товарки в их хозяйку. Уж эти девчонки, они точно не преминут обсосать подобную весть и создадут целый миллиард нелепых и очень обидных сплетен о том, почему же дочь их хозяина ненавидит его лучшего друга. Еще обидней тот факт, что часть этих историй будет в высшей степени правдива.
-Тот, что низкий, он довольно коренастый. Небритый, но и без бороды, просто щетина. Пухлые губы, и… и… и родинка, кажется. Слева. И щеки толстые. Лоб высокий, бугристый, а глаз я не видела. Нос толстый, чуть задранный вверх.
– она зажмурилась, пытаясь воспроизвести все, что видела тогда. Но страх – плохой помощник памяти, вы и сами это понимаете. Она встает, понимая, что должна проводить его в свою спальню, да только вот беда – чертов пес. Она забывает про Шмеля, и он падает, когда она встает слишком быстро. Неловкая Ава чуть не падает, задевает его чашку…
Ну, в прошлый раз кетчуп, теперь лимонад. Она в своем репертура.
-Простите, мистер Тома. Я случайно. 

0

9

Девочка всерьез сегодня была слишком уж тормознутая. Во-первых, пялилась на Армана огромными глазами, словно вообще не понимала, чего от нее хочет коп. Во-вторых, начала бормотать очередной круг примет одного из нападавших, на что шериф лишь вздохнул и внимательно посмотрел на девочку. Ну, что тут попишешь, Ава боялась. Попросту была напугана и смущена его присутствием, да еще и перспективка того, что Арман зависнет в особняке Байеров надолго, ее, по всей видимости, не особенно радовала. Хотя и сам Тома был не в восторге от этой идеи, и пытался даже уговорить Рихарда выделить девочке охрану, но Байер попросил Армана как друга присмотреть за его дочерью.
- Ладно, пойдем. Может в комнате чего вспо..., - дальше парень не договорил, следя за происходящим словно в замедленной съемке. Вот девчушка встает, опрокидывая пса, вот неуклюже поскальзывается... "Мать моя в коньках на босу ногу..." - обреченно подумал Тома, смотря как лимонад из его стакана опрокидывается прямо на его рубашку. Под рубашкой, естественно, ничего не было, поэтому тонкий хлопок безбожно прилип к телу, одаривая Армана не совсем приятными ощущениями. Притом что напиток был подслащенный, это значило, что рубашка требовала стирки. Сию минутной.
- Господи, мсье Тома! Давайте скорее! - к нему подбежала одна из горничных и ловко так стащила с Армана рубашку прежде, чем Тома успел как следует обдумать то, что произошло. Ему только и осталось, что проводить прислугу немного растерянным взглядом, а потом перевести глаза на побелевшую Аву.
- Идем, несчастье, - Арману сейчас с большим трудом удавалось не залепить маленькой мерзавке крепкую затрещину. Он накинул на плечи свой пиджак (ну не ходить же голышом по чужому дому) и пошел за девушкой наверх, в ее комнату. Обставлена комната была без лишнего изыска, но со вкусом, что Арману очень понравилось. Пока девчонка прирастала ногами к полу, Тома все тщательно осмотрел. - Может в комнате вспомнишь нападавших? Хочешь - встану туда, где стоял любой из них. Зрительная память - крепкая штука. - Арман потянул ее на себя, и та впечаталась ему в грудь, но Тома пока не собирался ее наказывать. Пища для ума была куда важнее.

+1

10

Если сидя, ей еще удавалось сдерживать свои эмоции, то оказавшись на ногах, она плетется еле-еле, трясясь будто бы под напряжением. Ну, вы не понимаете, какого это – плестись за тем, кто приходил к вам в кошмарах и гадать, на что он осмелится, а на что нет, если ему что плохое в голову-то придет. А что уже пришло – она ни на мгновение не сомневалась, она видела, как он смотрел на нее, пока горничная с него рубашку-то снимала. Давайте признаем очевидное: теперь единственное, что спасает ее, это близкое родство с небезызвестным Рихардом. Идея провести его в свою комнату кажется ей все менее, менее и менее удачной. Лучше умереть. Или может попросить прислугу, а самой посидеть здесь? Или позвонить отцу и попытаться убедить его в том, что нет никакой необходимости привлекать ради глупой девочка такие силы, как сам шериф и его ближайшие помощники?
Ойкает. Отскакивает. Здесь все еще остались следы – вечером шел дождь, и на светлом половике у дальнего окна остались следы, наводящие на мысли о некоем гиганте; так, одна из детских книжек, по которой Аву учили читать, и которую она сейчас сама иногда читала братьям, упавшая во время борьбы, казалась совсем крошечной в сравнении с этой ногой. Штора была грубо оборванна из-за того, что ее рванули, а на полу под кроватью – пока это скрыто от глаз – лежала тряпка, которую, по всей видимости, рассчитывали использовать как кляп.
Она садится на кровать, а потом смотрит на тыльную сторону своей ладони:
-Кольцо. Он меня им оцарапал. У него было кольцо, и, я не уверенна точно, но оно, кажется, похоже на ту татуировку. Мне кажется, это какой-то знак. Плетение, как косичка.
– а вот это уже что-то, не находите? Вы можете думать о Тома что угодно, но дело свое он знает.

0

11

Комната была красивой, хорошо обставленной... но что-то в ней говорило Арману, что жительница этой комнаты немного несчастна. Даже не немного. Девочка явно в душе просила о помощи. Арман проследил за тем, как она села на кровать, задумалась и... «Вот это уже кое-что». На кровати девочка казалась совсем маленькой и худенькой, поэтому Арман подошел к ней и присел рядом, обнимая ее за плечи.
- Ну тише. Не пугайся так, - Арману приходилось, разумеется, и раньше успокаивать потерпевших, но девочка, столь юная и красивая, была в его практике впервые. Он откинул с ее лба челку, посмотрел в ее глаза. - Я буду рядом, пока все не успокоится. И даже не потому, что меня попросил Рихард. А потому, что просто должен, - парень улыбнулся девушке, обнимая ее крепче. - А кольцо хорошая улика против этого парня. Такие кольца есть только в одном магазине, - Арман достал из внутреннего кармана пиджака кольцо и показал его девушке. - Такое кольцо было? Если хочешь, бери себе, - улыбнулся. А затем, поддавшись порыву души, приподнял ее голову за подбородок и нежно коснулся ее губ своими губами, старясь не напугать. Арман ласково прижал ее плечи к себе, наслаждаясь мягкими девичьими губами, легким дыханием девочки, сидящей рядом. Он посадил ее к себе на колени и посмотрел ей в глаза.
- Ава, тебе говорили, что ты очень красивая? - непонятно с чего вдруг спросил Тома и улыбнулся девочке. Ему хотелось, чтобы она хотя бы на время забыла о том, что случилось, поэтому крепко обнял, прижимая к себе. Арман знал, что ей нелегко будет все это забыть. Да и утешать в принципе он не умел, лишь старался, чтобы всем было хорошо в этом гребанном городе. Своими методами, так, как хотел и мог, чаще всего просто калеча чужие судьбы. А сейчас... Сейчас словно что-то душило сарказм и ехидство.

Отредактировано Armand Thomas (11.01.2013 20:40:28)

+1

12

Не надо. Не садись. Не здесь. – он определенно ее мыслей не слышит и садиться. Она смотрит на кольцо, которое он ей показал, но не берет; подобное дружелюбие выглядит в высшей степени подозрительно и мутно.
-Да. Такое. Но точно я не уверена.
Долгое время ей удавалось избегать столь специфические, узкие, неприятные темы, как ее прошлое в борделе – ну, знаете, она никогда не обсуждала того, что происходило с ней в течение нескольких лет. Эти годы будто бы просто выпали из ее существования, и их будто бы и не было сейчас, и это успокаивало рыжую. Но круг ее общения был весьма ограничен – учителя, отец, Лили и братья, и ее это в полной мере устраивало. Не смотря на все то, чему рыжика учили (а ведь кроме чтения, письма, математики и других наук, рыжую обучали еще и манерам, и тому, как держать себя в обществе), она не знала, как вести себя, когда столкнется со своим прошлым. Или что делать, если столкнется с мужчиной, проявляющим к ней интерес. И уж тем более, она понятия не имеет, что делать, если это будет два в одном – ну, то есть если интересующийся будет еще и прошлым, да еще такого рода.
Она дергается. Хочется влепить ему пощечину, но на это у нее в жизни смелости не хватит. Она все еще слишком хорошо помнит, каким он может внезапно может стать. И какое у него сильные руки, когда ему это нужно. Нетушки. Спасибо. Ее на это не купить больше.
-Не надо. Не трогайте меня – она пытается высвободиться. Ава знает, какой он на самом деле (плохие люди притворяются хорошими сколько угодно, и никогда хорошие не становятся вот так плохими на несколько минут или часов), и знает, что доверять ему нельзя. Она и не собирается.

+1

13

Именно такой реакции Тома и ожидал, когда девочка стала отбиваться от него при поцелуе. Естественно, что его бывшая жертва не станет падать ему в объятия при первой же встрече. Испуганный шепот, Арман смотрит ей в глаза и видит там запуганного зверька. Ава боится его, боится настолько, что в глазах юной красавицы блестят слезы. Тома не хотел ее пугать.
Прошло немало времени, прежде чем смущенный слуга постучался в комнату Авы и срывающимся голосом позвал обоих к столу. Ава так и сидела на руках Армана, а тот нерешительно гладил ее по спине, приговаривая что-то до безобразия нежное, чтобы успокоить. Арман сейчас сам себя не понимал, он привык брать от жизни все, что хочет и как хочет. А тут вырисовывалась явная проблема — Ава Байер почему-то не позволяла ему распускать руки. Причем не делом — с хрупкой девчонкой Тома уже справлялся. Но тем, как она смотрела, как отбивалась от Армана, только бы он ее не трогал. Как прижалась сейчас, пусть и вынужденно. Перед глазами до сих пор стоят ее глаза, в слезах, растерянные, но полные решимости дать отпор копу во что бы то не стало.
- Идем, мисс Байер. Тебе нужно поесть, - просто сказал шериф и на руках отнес ее в столовую, благо парень знал планировку дома и уже почти не плутал в ходах-переходах. Усадил за стол, а сам сел поодаль, чтобы не смущать девочку. Предложение положить ему жаркое Тома отверг, попросив только сандвич и горячий чай. Ночью Арман не мог плотно есть, сказывались привычки, привитые спортивными клубами. Горячую булку, ароматно пахнущую, принесли буквально в следующую минуту, и Тома осторожно откусил кусочек, едва не застонав от наслаждения. Такие сандвичи готовили только здесь.
Стараясь не смотреть на Аву, Арман обдумывал все то, что произошло с девочкой, но так ни к чему путному не пришел. «Придется оставаться здесь на ночь. Нужно понять, как эти двое проникли сюда и почему охрана, дежурившая снаружи, не увидела и не пресекла действия преступников. Все это очень странно. Охрана может либо быть нейтрализованной, хотя с другой стороны никто из них не испытывает болевых или послесонных симптомов. Либо преступники — кто-то из своих, и охранники даже не удосужились среагировать на них. Просто знали, кто это, и все. А как забираться в дом это уже дело каждого» - невесело думал Тома, крутя ложкой на столе.

+1

14

Одной из основных вещей, коим ее пытались обучить (и, к чести сказать, это удалось по большей мере – по крайней мере, так ей казалось какое-то время) было правильное восприятие нового статуса… и себя в новом статусе. Она больше не горничная, за которую клиенты бордели даже платить не должны, и она должна научиться ценить себя, свое тело, свое положение. Мужчины должны знать, что она теперь не просто изуродованный шрамом рыжик, но молодая женщина, образованная (хотя, конечно, над этим стоит поработать), миловидная, воспитанная (в этом ей было отказать нельзя – застенчивая и кроткая от природы, обладающая даром за долю секунды превращаться в помидор за долю секунды, она легко поддавалась великосветской тренировке, ну а неумение обманывать добавляло образу искренности и непосредственности, свойственной обычно детям), и, к тому же, из лучшей семьи в Париже – разве с такой девушкой можно обращаться абы как? Нет? Ну так пусть она и ведет себя достойно своего положения, а не позволяет себя унижать. Конце концов, она ведь не просто Ава Браун, она теперь Ава Байер и ее лицо – лицо ее семьи не в меньшей степени.
Только вот его это не особо трогает. Арман обращается с ней как с куклой, ворочает туда-сюда, игнорируя ее попытки двинуться хоть как-то и вернуть себе контроль над ситуацией. Хуже всего–то, что свидетелями этого становятся слуги, а, значит, отец тоже скоро про все узнает! И как ей ему это объяснить? Она ведь не найдет ни единой отмазки… может, сказать ему, что она ногу подвернула?
Она не могла нормально есть из-за бессонной ночи днем, и теперь ей принесли вполне себе серьезный ужин – жаркое с рисом, пара сэндвичей, сок. Голо дает о себе знать, но есть она медленно, растягивая время, нарочито аккуратно – дожидаясь момента, пока прислуга поймет, что нет нужды здесь торчать. Наконец, прислуга понимает.
-Шериф Тома, я вынуждена вас предупредить, что вам надо понимать границы общения между нами. Я дочь Рихарда Байера и едва ли он будет доволен, если я пожалуюсь, что один из его друзей проявлял ко мне слишком пристальное внимание, не смотря на мои протесты. Вы должны это понимать.

+1

15

Рихарду было очень интересно, каким образом охотникам получилось проникнуть в дом к нему, обойдя достаточно умелую охрану с собаками, которые по-ночам регулярно осматривали территорию с служебными собаками. После нескольких инцидентов с проникновением и побегами, Байер постарался по-максимуму обезопасить свой дом, но, похоже, спокойствием им ещё долго будет сниться. Попросив Лили оставаться в спальне, или пойти к мальчикам, Байер решил разобраться и поговорить с Арманом, но увы, тот был уже занят допросом Авы, поэтому пришлось довольствоваться общением с заместителем Армана. Все полицейские, приехавшие на этот вызов были из элиты, и выдернуты из теплых кроватей, чтобы заняться делом мисс Байер. Когда все основные формальности были улажены, мужчина снова возжелал поговорить с Тома. Но на этот раз хотелось уточнить ещё один неприятный момент из их общего прошлого. Точнее, прошлого Авы. Как известно практически всему городу, незаконнорожденная дочка мистера Байера когда-то работала в борделе и была не самой первой свежести, мягко говоря. А Байер не сильно верил убеждением мистера Тора, который чуть ли не клялся взять Аву в жены. Рихард желал для дочери всего самого лучшего, но одно дело Арман, который по-своему незнанию родословной Авы лишил её невинности, и совершенно другое - охотник, решивший, что имеет право вот так просто похитить его дочь. Но и Арман та же рисковал получить от Байера приличную затрещену.
В столовую он заявился как раз в тот момент, когда Ава пыталась поставить на место наглого шерифа города. "Молодец, дочка, у тебя прекрасно получается, надо только чуть громче и уверенней!" - А что, Байер действительно гордился подобным поведением дочери, которая раньше боялась даже управлять прислугой.
- Арман, - Протянул Байер, подходя к лучшему другу, но смотрел он только в сторону Авы. - Я опять обязан тебе за то, что ты заставил мою дочь проявить характер. Это прекрасно. Может, ты мне расскажешь ещё что-нибудь из вашего прошлого общения. - Мужчина садится на стул рядом с шерифом, на его лице появилась недобрая ухмылка. Порой Байер был готов убить всех мужчин, которые посягнули на девчонку, но сейчас был другой момент, который так же можно приятно использоваться. - Ава, или тебе есть что сказать по этому поводу? Ну же, ты так хорошо начала этот разговор... - Байер похлопал друга по плечу и снова поднялся, на этот раз переходят к Аве. - Скажи мне, тебе нравится этот человек? Как мужчина, а не как хранитель спокойствия этого города. Этот вопрос к тому, что я не собираюсь ждать, когда твой благоверный соберется с мыслями и заявится к тебе с букетом цветов. А Арман, который так любезно в прошлый раз решился провести с тобой время, думаю, с удовольствием будет ухаживать за тобой о-о-очень долгое время. Не так ли, друг мой? - Не то, чтобы Байер хотел избавиться от дочери и отомстить Тома, просто сейчас, как говорится, "накипело".

+2

16

Настроение разом поднялось, когда мисс Байер высказала Арману все, что о нем думает. Улыбка расползалась по лицу по мере того, как девочка указывала ему его место. Вдруг, как говорится, с места в карьер. Маленькая сучка просто дождалась, пока прислуга уйдет из столовой по своим делам, и пошла в атаку, не зная, что с таким же успехом она могла бы сейчас пинать паровоз, чтобы тот поехал. Ровно никакого эффекта.
Арман добил свой сандвич, раздумывая над тем, что такого бы ответить этой засранке, чтобы она заткнулась, заползла в свою норку и больше носика оттуда не казала. Задача требовала обдумывания, но время отнял сам хозяин особняка - Рихард Байер, который видимо услышал стенания своей дочери в адрес шерифа. Дерьмово, - подумалось Арману, но виду он не подал, лучезарно улыбнувшись лучшему другу. Тот начал убийственную речь, и Тома вдруг почувствовал, что сандвич встал комом в горле. Я боюсь лучшего друга? - мысль пришла в голову раньше, чем Тома успел ее обдумать, и теперь она неприятным осадком тяготила, пока слух воспринимал слова Рихарда. - Скажи мне, тебе нравится этот человек? Как мужчина, а не как хранитель спокойствия этого города. Этот вопрос к тому, что я не собираюсь ждать, когда твой благоверный соберется с мыслями и заявится к тебе с букетом цветов. - на этих словах Арман поперхнулся чаем, едва не опрокинув на себя горячий напиток.
- Не думаю, что я нравлюсь этой юной мисс, Рихард. Слишком уж..., - Тома задумался, подбирая подходящее слово, - оригинальным было наше первое знакомство в доме Фроста. Ей не понравилось, мне в общем-то тоже, слишком много слез и криков. Однако в общем и целом картинка была неплохая, - закончил тираду француз, сущая серые глаза на хозяине дома. Арман знал, что Байер слишком хорошо воспитан, чтобы прям не отходя от кассы запустить в него графином. Аудиенция возможна, но она явно будет в приватной обстановке, и вот тогда Тома будет готов к любым поворотам судьбы. А пока шериф отпил из чашки обжигающий чай и взял печенюшку, которые вдруг оказались тут на столе, хотя прислуги Арман не замечал.
- Передай своему повару, что он великолепно готовит. Так, как я люблю, - улыбнулся. А потом только словил последнюю фразу Байера и сощурил глаза сильнее. Не хочешь ли ты, мой добрый друг, спихнуть на меня это ходящее несчастье? Вот уж удружил, - скептично подумал Тома, сверля мисс Байер глазами. - Я не против, мой добрый друг. Думаю, что в моем доме не хватает как раз столь юной дамы. - голос немного сквозил сарказмом, но суть слов Рихи Тома поймал. И его обожгло как на углях. нет, он подумывал о том, чтобы выкупить дочь Рихарда, но никак не предполагал, что сам Байер отдаст ему свою дочь. Что-то тут не так, - ум матерого копа тут же стал искать лазейки в создавшейся ситуации.

Отредактировано Armand Thomas (03.02.2013 00:04:36)

+1

17

Бунт на корабле был подавлен жестоко, бессмысленно и беспощадно. Она ожидала подобной грубости от Тома, и была готова даже ощериться, угрожая расправой со стороны Рихарда (только… а с чего это она вдруг подумала, что он будет ее защищать? Зачем ему это? Она всего лишь девчонка, он в нее и ножом тыкал, когда ему было что-то не по нраву), да только вот папочка тоже добавил угля в топку, не оставляя ей ни единого шанса продолжать чувствовать себя хоть сколько-то смелой. Испуганный, жалкий трусливый ребенок, маленькая девочка, загнанная по какой-то ужасной несправедливости в угол – если Рихард хотел видеть свою дочь именно такой, то он своего добился с поистине феноменальной скоростью.
Она краснеет, через какое-то время бледнеет, потом опять заливается краской, затем – идет какими-то странными пятнами, и даже про еду забывает. Как можно есть, если ее вот-вот вывернет, если все ее внутренности вот-вот окажутся снаружи. Она старательно избегает смотреть на отца, в его глаза. Что он делает? Почему он так жесток?
-Я… я… - она всхлипывает, ведь то, что они говорят (и что важнее – то, что они подразумевают), это так мерзко, так грязно, так противно… она ведь старалась угождать отцу. Она делала все для того, чтобы он был ей доволен, и не заслуживала, ну, наверное не заслуживала, такого к себе отношения.
-Н…н…н…нет, сэр. Шериф Тома мне не нравится. – она иногда все еще так его называла, боясь своего прошлого и возвращения в него; это было приложением к ее заиканию: когда она боится, ждите неминуемых «я…я…я…не м…м…могу говорить» и сэрканий. А уж что с ней происходит, когда она слышит его предложение.... Задыхается, почти. Нет! Это невозможно! А как же Фенрис?
-Я… я была уверенна, что вы решили этот вопрос с мистером Тором, сэр.

+1

18

- Арман, сейчас я тебя не спрашиваю. - Достаточно резко оборвал друга Рихард, по-прежнему стоя за сидящей Авой. Сейчас он хотел услышать ответ только от неё одной. Однако, мисс Байер настолько потеряла уверенность в себе при виде отца, что снова стала заикаться и стала общаться к нему на "Вы". Господи, и откуда у неё столько робости? Несомненно, Арман быстро выбил бы из неё подобные неприятные черты характера, но зная самого шерифа, слово "выбил" он применял бы скорей всего в прямом смысле этого нелегкого слова. Да и Аве он действительно не нравился, не то, что мистер Тор, который просто выкрал её, чтобы добиться аудиенции у Рихарда, и попутно умудрился охмурить юную Байер. Что же, сто баллов ему за воображалку, и минус столько же за побег из города.
- Мистера Тора больше нет в этом городе, он уехал по делам и скорей всего уже не вернется в Париж. - Люди с таможни сегодня подтвердили, что Фернис уехал почти со всеми своими личными вещами. - А я не собираюсь пересылать тебя в другой город как бандероль, чтобы он сдержал своё обещание. - Он положил руки на её хрупкие плечи, откидывая в сторону прядь кудрявых рыжих волос. - А зря что не нравится, не смотря на полное отсутствие манер и совести, Арман может быть достаточно обаятелен и благороден.
Рихард отодвигает стул в сторону, который стоял рядом с Авой, чтобы сидеть между этой прекрасной парочкой. Некоторое время он пристально смотрит на своего друга, а потом снова на Аву, и берет её за руку, чтобы она смогла ощутить его поддержку.
- Уверен, Арман, ты же действительно благородный человек? - Он тонко намекал на то, что может случиться с шерифом, когда остальные люди узнаю, что именно он когда-то лишил девственности юную мисс Байер, даже по незнанию о том, кем она является. Собственно, теперь Рихарду на это точно глубоко наплевать, всё, что сейчас хочется главе города - обустроить для Авы нормальную жизнь.
- Не думай, что я просто так отдам тебе Аву, дорогой друг, и уж не точно в качестве рабыни или собственности. И не считай её подарком. - Это акт доброй воли от твоего любимого начальства, дорогой друг... Несколько минут Рихард молчал, позволяя им обоим оценить всё серьезность ситуации, по сути, Байер только что предлагал Арману добровольно взять девчонку в жены, да ещё и с требованием относиться к ней как к свободной женщине. Но на самом деле Рихард всё ещё пытался загладить свою вину перед своей дочерью, но ещё немного, и способен совершить следующую. Однако, Байер продолжает считать, что действует только во благо дочери и своей семьи.
- Разумеется, это случится не прямо сейчас, все дела надо творить днем.

+2


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » 1.09.55 Похищение по-французски


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC