FRPG Dirty games: Alea jacta est

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » never too late (A)


never too late (A)

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Место действия:
Париж
Время действия:
15 сентября 2264 год
Участники:
Лилиан Байер и Николас Кинг (Рихард Байер)
Краткое описание:
Вот уже десять лет, как скончался глава Парижа мистер Байер, и ушел он в мир иной по вине своей любимой Лили Байер, коротая слишком поздно поняла, что совершила. И вот спустя только лет, имея на руках двух сыновей, девушка продолжает находиться в трауре, её не казнили и даже не арестовали по той причине, что у девушки должен родиться наследник города. Прогуливаясь с детишками, Лили замечает в парке мужчину без сознания, и спешит помочь ему. В больнице выясняется, что мужчина полностью потерял память, он не понимает, что происходит и где оказался. Лили несколько раз навещает его, а потом он пропадает из поля зрения, казалось бы, навсегда.

0

2

Это было так глупо... Почти до смешного нелепо, обидно. Она ненавидела себя каждый миг, любила его, но уже ничего была не в силах изменить. Тот пистолет... В глубине души она считала, что он не был заряжен, но Провидение решило по-другому. Раздался выстрел и вот, Рихард Байер лежал на полу, умирая от весьма неплохого выстрела, почти в сердце. Тогда она упала подле него, рыдала, раскаиваясь, кричала, звала на помощь, но все было тщетно. Он умер из-за неё, и лишь перед смертью мужчины Лилиана призналась себе и ему в том, что она любит его. И он любил её и... Все это было до омерзительности по-настоящему. Через несколько месяцев родились близнецы. Себастьян станет новым наследником города, а Кристиан - его брат и вечная опора во всем. Именно из-за них её не арестовали и не убили, а после было уже поздно судить кого-либо, да и мальчикам нужна была мама... Лили даже жила в том же особняке, что и раньше, при Рихарде. У неё больше не было романов, интрижек, она даже ни с кем не спала, позабыв о любви навсегда, без остатка всю нежность отдавая сыновьям, любившим её до беспамятства. Лилиан обожала их, и близнецы платили ей тем же. Прошло почти десять лет, а она до сих пор не могла отпустить себя и жить не только ради сыновей, но и ради себя. До сих пор темные вещи, фотография любимого на тумбочке, желать ему спокойной ночи каждый раз, порой поворачивая фото к себе лицом и рыдая в холодной постели. Это постоянное одиночество... Пора бы уже привыкнуть, но Лили не могла - раскаяние и боль были сильнее её. Она не сопротивлялась, потому как понимала, что все это она заслужила.
Одним погожим днем она в который раз предложила мальчикам прогуляться по их любимому парку. Предложение было встречено ярым согласием - иного она и не ждала. Была осень, так что пришлось проследить за тем, чтобы близнецы были одеты как можно теплее. Сама Байер надела темный плащ и берет, на французский манер. Через полчаса прогулки она устала и присела на скамейку, сказав, что мальчики могут поиграть, но чтобы далеко не убегали. Через несколько минут они примчались обратно на всех парах.
- Мам, там какой-то дядя лежит... Ему, кажется, плохо стало. Надо помочь, мам, ну вставай! - они тянули её за руки, не оставляя выбора. Подозвав охранника, Лили направилась с мальчиками в нужном направлении и действительно в тени деревьев увидела лежащего на земле мужчину лет тридцати пяти на вид. Привлекательный, одет вполне прилично... Кажется, он потерял сознание, потому как следов насилия на нем не наблюдалось. План действий был банален и появился в голове мгновенно.
- Позови Джона. Перенесите его в машину, отвезем его в больницу, ему действительно нужна помощь. - мужчину усадили на переднее сиденье, а Лили с детишками и охранником расположились на заднем. Детишек завезли домой, благо, было по пути, а далее компания поехала в больницу. Личность мужчины пока не была установлена, но девушка надеялась на то, что это скоро изменится. Вскоре его поместили в палату, а Лили попросила сообщить ей, когда незнакомец придет в себя. На следующий день ей позвонили... Он очнулся. Байер поспешила в больницу, хотя и понимала, что она сделала свое дело и вряд ли может быть полезной. Приходить с пустыми руками казалось неправильным, так что девушка захватила с собой приличное количество свежих фруктов больному, зная, что они никогда не бывают лишними. Постучавшись, она вошла в палату.
- Здравствуйте! Рада, что вы наконец очнулись. Знаете, мои сыновья все утро о вас расспрашивали и они не простят мне, если я приду домой без подробного отчета о вашем состоянии. - улыбнувшись, Лили сгрузила пакет на столик возле больничной койки и присела на краешек стула.
- Меня зовут Лилиана. Лили Байер. Я с детьми нашла вас в парке, и, надеюсь, что с вами теперь все будет в порядке.

0

3

Его звали Николас, для друзей просто - Ник, для партнеров - месье Кинг, а весь город знал его как владельца типографии. Никаких черных делишек, никаких проблем с законом, даже дома он держал несколько рабынь и то им платил за их работу несколько сотен в месяц на мелкие расходы, чтобы они добросовестно убирал дом и готовили приличную еду. Мужчину мало кто знал, Кинг редко появлялся в высшем обществе, игноририровал многочисленные приемы и вечера ради того, чтобы посидеть дома у камина с книжкой в руках. Семьи у него не было, вернее, он на свою голову полюбил одну девушку - дочку одного из крупных охотников, и, говоря на языке этих самых охотников, испортил её. К сожалению, отец девочки не поверил в то, что Ник преследовал исключительно благие намерения, да и к тому же он присмотрел для доченьки другого жениха, и Николас был тут совершенно лишним. Однажды вечером, когда мужчина возвращался домой мимо парка его кто-то хорошенько огрел по голове несколько раз, но после третьего удара он упал на землю.
Очнулся Ник в больничной палате, вернее, он узнал что это больница от доктора, который светил ему каким-то маленьким фонарикам в лицо, а Ник ничего не понимал. Он даже не знал своего имени, кто он, где находится... Пустота полная. Доктор сказал, что у него полная амнезия - из-за ударов по голове он ничего не помнит, есть шанс на выздоровление, но он очень маленький. А потом ему сказали, что его нашли вчера в парке - юная вдова, миссис Байер и её дети, она же и приказала позаботиться о незнакомце. Мужчина очень сильно хотел поговорить с ней, как-нибудь отблагодарить, надо же что-нибудь сказать! Но как? Он совершенно не знал, как можно благодарить женщину в этом мире, а может и знал в прошлой жизни. Он попросил пока не вызывать полицию, ему хотелось поговорить с миссис Байер о том, почему она оказалась так добра, и может, она сможет ему помочь восстановить часть памяти.
Миссис Байер приехала в больницу почти сразу после завтрака и осмотра дежурным врачом, мужчина был рад видеть её... в первый раз. Ему казалось, что в палату зашла самая красивая девушка на свете, правда, вместо ярких летних оттенков, она была одета во всё черное, как-будто бы до сих пор находилась в трауре по мертвому мужу, даже спустя столько лет! Он не знал настоящей причины его смерти, потому как врачи предпочли держать это втайне от незнакомца, посчитали, что Лилиан будет лучше самой рассказать обо всём.
- Миссис Байер! - Ник хотел было подняться с кровати, но как только он резко сел то почувствовал головную боль, и понял, что если сделает попытку ещё и встать, то рискует оказаться у ног молодой красавицы. - Я так Вам благодарен за спасение! Знаете, не смотря на то, что я ничего не помню, мне всё равно кажется, что я просто обязан отблагодарить Вас и Ваших сыновей! О, за моё состояние не переживайте, всё будет хорошо, по крайне мере доктора попытаются сделать всё возможное. Говорят, что нужна помочь близких людей, а я даже не знаю, к кому можно обратиться...

0

4

- Тише, тише! - встревоженно глядя на мужчину, Лилиан с беспокойством касается его руки, заставляя тем самым не геройствовать и продолжать лежать в кровати, не подвергая свой организм такому стрессу после ударов.
- Осторожнее! - его благодарность... Байер смущенно улыбнулась, отведя взгляд. Что в этом особенного? Увидеть человека, нуждающегося в помощи и оказать ему её. Или в этом мире о бескорыстии давно перестали слагать легенды? В любом случае, Лили не считала это какого-рода геройством, ведь у неё были все возможности помогать кому-угодно. Это легко, когда ей финансы и полная свобода действий. Было бы понятно, находись на её месте кто-то, не обладающий столь твердым положением в обществе благодаря рождению наследника города. Для Лили помощь кому-либо отныне стала искуплением грехов, так что было неловко видеть искреннюю благодарность на привлекательном лице незнакомца. 
- Вы ничего мне не должны, абсолютно. Простого "спасибо" будет вполне достаточно. - она излишне сдержанна, но это объясняется тем, что Лили достаточно давно не общалась с противоположным полом, намеренно избегая сборищ высшего общества и опасаясь привязываться к кому-либо.
- Наверняка Вас уже ищут близкие, семья... Любимая девушка или жена, родители, может быть сестра или брат, а то и вовсе детишки, скучающие по папе. Это всего лишь вопрос времени. - ободряюще улыбнувшись, Лили поправила сбившееся одеяло мужчины - Можем подать запрос в полицию, так ваши близкие наверняка найдутся быстрее. - разумеется, она сочувствовала ему... Девушке было трудно представить, какого это: ничего не помнить? Очнуться в больнице и понять, что в твоей памяти царит абсолютная пустота, хотя ты - вполне взрослый привлекательный мужчина, который наверняка имеет в наличии близких людей, которые просто обязаны тебя искать, беспокоиться о тебе... Едва ли сейчас незнакомец находился в хорошем расположении духа.
- Как вы себя чувствуйте? - конечно, было важно найти его семью, но если уж прямо сейчас это невозможно, то придется беспокоиться о том, что они имеют прямо здесь и прямо сейчас. Раздался телефонный звонок.
- Извините, это... Ну да, я должна была догадаться... - рассеянно пробормотала Байер, отвечая на звонок. Себ и Крис не могли так просто отвязаться от неё, зная, что мама пошла к тому самому загадочному дяде. Они требовали узнать, как он, перебивая и отнимая трубку друг у друга. Требовали не обижать дядю, передать ему привет и не шуметь сильно. Пришлось прикусить нижнюю губу, чтобы не рассмеяться.
- Когда вы по ночам бегайте по дому, то не больно-то переживаете о том, что шумите. А я должна сидеть тихо. И где же справедливость? - с притворным возмущением спросила девушка, улыбаясь мужчине, словно извиняясь за столь странную неожиданность. Она пообещала проследить за тем, чтобы у дяди все было хорошо и на этом беседа завершилась. Лилиан даже могла бы передать трубку незнакомцу, но боялась, что мальчики элементарно его оглушат.
- Они правда сильно за вас переживают. - она словно бы извинялась за это, хотя и понимала, что в подобном внимании нет ничего плохого. - Мои сыновья: Себастьян  и Кристиан. Мне кажется, что вы с ними ещё увидитесь: они сделают все, чтобы с вами познакомиться.

0

5

Миссис Лилиан глубоко заблуждалась, когда говорила о том, что его кто-то ждет дома. Скорей всего, его ещё даже не спохватились, учитывая тот стиль жизнь, который вел Кинг раньше. Да и жены-то точно нет, он уверен на все сто процентов, потому что на пальце не было обручального кольца. Его не могли обокрасть, иначе бы забрали золотую цепочку с его шеи, значит, сделано ради мести. А Николасу очень хотелось поговорить с Лили о чем-нибудь, надо как-то заставить её задержаться подольше, как раз телефонный звонок заставляет их прерваться. Видимо, он серьезно чем-то заинтересовал её детишек, иначе они бы не проявляли подобный интерес. Ник слышал их голоса из трубки и широко улыбался, продолжая смотреть за свою спасительницу.
- И всё же, Вы не обязаны мне помогать, миссис Лилиан! – Ник безумно хотел сесть, чтобы перестать чувствовать себя беззащитным ребенком, но собственная голова считала иначе. – Знаете, я не уверен, что у меня кто-то есть… Я даже не помню собственного имени, хотя врачи говорят, что меня зовут Николас Кинг, по крайне мере, это имя указано в паспорте, который был тогда при мне. И ещё есть ключи от дома, но я даже не знаю, где этот дом находится. А полиция… Не думаю, что они побегут мне помогать, за несколько часов знакомства с этим миром я понял, что здесь всё делается далеко не за бесплатно. – Ему безумно стыдно ещё и за то, что Лили приходилось оплачивать его лечение, и скорей всего, это дело она так просто не оставит. А Нику надо как-то отплатить за добро, сотворенное этой прекрасной женщиной.
- Можете сказать своим сыновьям, что спасенный ими дядя прекрасно себя чувствует, особенно в такой изумительной компании. Спасибо Вам больше, ещё раз, миссис Байер. – Ну вот, опять эта неловкая улыбка. Он хочет поговорить с ней ещё, но не знает, о чем и что можно спросить, а рассказать о себе мужчина не может – он банально не знает о чем можно поговорить. – Простите за мой нетактичный вопрос, но… Вы всегда ходите во всём черном? Этот цвет Вам совершенно не подходит, если бы я не видел Вас в черной одежде, то решил бы, что Вы всегда одеваетесь только в яркие цвета… - Действительно, глупое замечание, но Ник не мог знать на все сто, что Лили продолжает хранить верность и траур по своему любимому мужу.

Его выписали раньше времени по настоянию самого Николаса, ему не хотелось больше находиться в больнице. На вопрос – куда он пойдет, мужчина лишь пожал плечами. У него не было денег, от помощи Лили обратиться в полицию он отказался, хотя был ключ от дома, но какого? таких в Париже масса. Но сначала он решил навестить свою спасительницу. Нарвав букет простых ромашек в местном парке, Ник отправился к дому хозяйки города, правда, на территорию его пускать не хотели, принимая мужчину за простого бродягу-поклонника.
- Вы не понимаете, я просто хочу её увидеть, поблагодарить ещё раз за своё спасение! Дайте мне три минуты и можете выкинуть меня отсюда!

0

6

Мужская гордость - вещь страшная. Было видно, что Николас благодарен ей, но ему явно было неловко получать от неё подобную материальную помощь, как и любому мужчине, которому кажется, что жить за счет женщины - низко. Увы, Кинг упустил из виду то, что в раздел "помощь" неловкость вписываться не должна никоим образом. Разумеется, она обязана помочь ему встать на ноги и снова вернуться в общество - что за глупости!?
- Я хожу так, потому что мне нравится этот цвет и он идеально выражает мое душевное состояние на протяжении десяти лет, мистер Кинг. - коротко, явно суховато, да и выражение Лилианы явно говорило о том, что девушка не желает больше говорить об этом, особенно с ним. Она сменила тему разговора и вскоре ушла, но продолжала регулярно навещать нового знакомого, пока однажды днем Байер не вышла на прогулку по территории дома, к любимой беседке и, отправив сыновей к ней же, направилась к воротам, возле которых явно что-то происходило.
- В чем дело? Что за шум? - устало поинтересовалась Лили, подходя ближе и тут же пораженно застыв на месте. Ник?!
- Этот человек ломится к вам. - и тишина... Наверное, заметили взгляд Лилиан. Умиление, попытка сдерживаемого смеха, доля нежности, бездна недоумения и нотки растерянности. Букетик ромашек был просто огромен, это выглядело до безумия милым и она просто не могла не улыбнуться, слегка прикусив нижнюю губу, чтобы не позволить вырваться смешку. Никто ещё не прибывал к Лили в подобном виде.
- Пустите его, это мой хороший друг. - с чего вдруг друг решил ограбить парк, в котором явно стало намного меньше ромашек, Лили умалчивала. - Почему ты не в больнице!? - они перешли на "ты" довольно быстро, но это не отменяло праведного гнева Байер. Она не представляла, что теперь будет делать Кинг, признавшийся, что не знает, где его дом и кто он в этой жизни? Близнецы налетели внезапно... С шумом и криком, с машинками и игрушечными автоматами.... Разговор явно придется прервать.

0

7

Всё этот траур, неужели любовь может быть настолько сильной, что даже спустя десять лет женщина продолжает ходить во всём черном, она не изменяла мужу даже после того, как он отправился на тот свет, продолжала думать только о своих сыновьях, но и им же тоже нужно мужское воспитание, им нужен отец, или миссис Байер настолько уникальна, что способна заменить мальчикам отца? Вряд ли, хотя кто его знает, это же Лилиан Байер, которая готова убить ради детей. Они больше не говорили в больнице о том, что происходило в её жизни, не говорили о её бедном муже, единственная допустимая тема в семье Байер - дети, которые так и норовили попасть в больницу к незнакомцу.
Лили была как раз кстати - охрана уже собралась вытолкать мужчину на несколько метров от особняка, а может быть и километров, лишь бы держался подальше от прекрасной девушки, спасшей ему жизнь. Он широко заулыбался, как только увидел эту прекрасную богиню... Конечно, добиваться её внимания и расположения, как женщины, бесполезно, но всё же Ник осмелился и протянул ей ту охапку цветов, которую он сорвал своими руками в парке.
- Это тебе... - Только сейчас Кинг понял, что совершенно не умеет правильно флиртовать с женщиной, и чувствовал себя совершенно неловко, но подбежавшие мальчики тут же разрядили обстановку. Они спрашивали, как у него дела, где всё это время он был, где будет жить, а поиграет ли он с ними, а он правда умеет драться, и так далее... Казалось бы, вопросам не было конца, но через некоторое время Себастиану стало скучно и он быстро облил брата водой из своего пистолетика, и мальчишки, с громким улюлюканьем, помчались к игровой площадке.
- Я... сбежал. - Признался Николас, смотря в превосходные глаза цвета шоколада. - Не хочу дожидаться окончания лечения, да и результатов расследования, ничего хорошего меня там не ждет. Но перед тем, как решить, что делать дальше, мне очень хотелось увидеть Ва... Тебя. - Темные вещи хорошо скрывали её фигурку и истинную красоту, и только сейчас он заметил на её лице несколько морщинок, показывающие, что время тоже оказалось безжалостно по отношению к этой красавице. - Они такие веселые, тебе кто-нибудь помогает их растить, или ты действительно мать-героиня? - В его голосе можно было прочесть открытое восхищение действиями Лилиан. "Как хочется прикоснуться к ней, посочувствовать по-настоящему, поговорить о том, что случилось, ведь нельзя столько боли десять лет держать в себе, это самоубийство! Страшно представить, что с ней сделаем Время ещё через десять лет подобного траура."
- Ты не против, что я так нагло и без приглашения? - Осторожно спрашивает Ник, посматривая в сторону играющих мальчиков. Он был не прочь к ним присоединиться, чтобы познакомиться по-ближе, раз уж с их мамой не получается. К тому же, они точно помогут ему расположить доверие прекрасной Лили.

0

8

Он не мог не нравиться... Приятной наружности мужчина, воспитанный, безукоризненно вежливый. Он умел рассмешить, поднять настроение и явно искренне недоумевал: отчего она до сих пор держится в трауре? Лили успела отвыкнуть от подобного обращения со стороны мужчин. Её уважали, но Байер давно не получала букетов, а все дарованные комплименты были весьма дежурными и вряд ли за ними стояло что-то большее, чем банальная вежливость. Улыбнувшись, Лилиан принимает букет ромашек из его рук, благодарно кивнув.
- Спасибо... Хоть я и не понимаю, зачем это. - мальчики выдают вопрос за вопросом, Николас терпеливо отвечает на каждый, а она теребит один из многочисленных цветков в букете, не зная, что делать. В скором времени Себ облил брата водой из водяного пистолета и мальчики унеслись прочь, играя и вызывая новые потоки шума. Происходящее не до конца укладывалось в голове, как и суть прибытия мистера Кинга в её жилище. Лили переживала за него, потому как не представляла, что мужчина будет делать далее, оставшись без крыши над головой.
- Они безумно неукротимые, но маму слушаются, так что все не так сложно, как тебе кажется. Приходится растить их самостоятельно, хотя и мужское влияние имеет место быть, ведь в доме полно охраны, которая часто проводит с ними время, да и Форд и моими братьями иногда наносят визиты сюда. Увы, это не совсем то, что положено для мальчишек в их возрасте, но, как мне кажется, я неплохо справляюсь с ролью матери-одиночки. - должно было прозвучать небрежно, но вместо этого Лили без труда почувствовала в собственном голосе нотки грусти. Она отвела взгляд от Ника, дабы не дать мужчине заметить её замешательство по поводу её же тона, но было явно поздно.
- Я в порядке, честно. - черта с два. Просто привыкла к легкой улыбке, "Я в порядке, спасибо", небрежному тону и к тому, что можно всегда подбежать к сыновьям, обнять их и постараться забыть о реальности. Они спасали, утешали, вызывали головную боль и принимали на себя самые различные функции по успокоению мамы, за что  им честь и хвала, плюс новые игрушки.
- Конечно, нет, Ник. Я лишь беспокоюсь из-за того, что ты вообще сбежал из больницы. Что же дальше? Тебе надо где-то и на что-то жить, как-то находить себя, но как сделать это, не имея никакого интереса к идущему расследованию? Может быть, ты поторопился с уходом в большой мир? Тебе стоит вернуться в больницу, ведь там не так уж и плохо на первое время... Или ты можешь переехать сюда. - все гениальное просто. И звучит двусмысленно. Черт...
- На время! - поспешно прибавила Байер, боясь быть понятой как-то иначе, чем с позиции подруги, которая просто беспокоится за своего друга. - Пока не найдешь жилье и вообще, пока все не войдет в более менее размеренное течение. Здесь достаточно места для толпы народа, не то что для четверых, плюс прислуга.

0

9

Он действительно не мог понять, почему же миссис Байер продолжает тосковать по ушедшему в иной мир десять лет назад супругу! Когда умирают близкие сердцу люди это всегда печально, но находится в трауре всё это время? Лили, похоже, принесла не только клятву верности, но и обет безбрачия! Что же, просто прекрасно! Не то, чтобы Кинг пытался претендовать на роль её мужа, но хотел, чтобы девушка вела себя чуть иначе, а не делила этот мир только на черное и белое, ведь с неё берут пример мальчики, а что если они решат, будто все женщины должны находится в подобном трауре? Как тогда Лили объяснит подрастающим сыновьям, что этот траур касается только её, а не всех женщин на этом гребанном континенте. Тем более, один из них - будущий хозяин города, а второй - его правая рука, это точно ничем хорошим не закончится.
Но пытаться донести эту идею сейчас до Лили бесполезно, они не настолько хорошо знакомы, чтобы девушка поверила подобным словам бездомного мужчины, пусть даже она спасла его. Она не в порядке, но переубеждать её в этом сейчас точно так же бесполезно... Но как заставить Лили улыбнуться, начать смеяться, носить яркие одежды, думать о том, что в мире снова можно обрести любовь?
Её предложение пожить у них немного не понравилось Нику, и проблема не в том, что он боялся как-то смутить миссис Байер. Она - затворница, и хочет ею оставаться до конца дней, и что подумают люди, когда узнают, что девушка решила пустить жить в свой дом совершенно незнакомого мужчину? Конечно, у кого с мозгами пока что всё в порядке решат, что миссис Лилиан просто очень добрая женщина, которой стало одиноко, но другие, и в основном мужчины, которые окончательно испортились, живя в подобных условиях, решат, что миссис Байер просто стала шлюхой.
- Лили, я очень благодарен вам за подобное предложение, но, поверьте, мне не хочется смущать вас всех своим присутствием.
Ник не успел добавить что-нибудь ещё в оправдание своим словам, как рядом моментально оказались мальчики, которые услышали часть разговора взрослых, как раз ту часть, которую они считали очень полезной, где Лили предложила Нику пожить с ними. И если отказать Лили он ещё кое-как мог, то отказать Себастиану и Кристиану, особенно под прицелом водяных пистолетов, оказалось нереально.
- Ох, сдаюсь, сдаюсь, но только на время! - Поднял руки вверх Николас, а потом снова посмотрел на шатенку. - Я говорил с детективом, они пытаются как-то помочь, и думаю, что благодаря твоей поддержки, это произойдет достаточно быстро, я имею в виду мой переезд в родной дом, конечно, если он был в этом городе. Знаете, мне жутко не удобно спрашивать, но у тебя нет мужской одежды, просто это единственное, что у меня есть. - Кинг мог понадеяться на то, что у Лили сохранилась какая-то одежда от покойного мужа, но это лишь бы подтвердил факт, что миссис Байер окончательно и бесповоротно любит Рихарда, и пытается сохранить память о нем как можно дольше. А значит, места в её сердце для другого мужчины нет...
Что дальше, может она ещё и спит с его фото?

0

10

Дети явились более чем вовремя... Байер не успела начать разубеждать мужчину в том, что он не смутит никого, если будет жить с ними, а близнецы уже подбежали к ним и буквально заставили под угрозой струи холодной воды Кинга остаться здесь на некоторое время, дабы засвидетельствовать перед Байерами в том, что он не будет все эти дни без крыши над головой. Лилиана едва сдержала смех. А потом - его вопрос. Обычный, но все равно она почти... Смутилась? Вещи Рихарда были на чердаке. Она не смогла заставить себя выкинуть одежду мужа, но хранить её на своих местах спустя столько лет было бы сумасшествием крайней стадии.
- Да, конечно. Наверное, тебе стоит привести себя в порядок после стольких дней, проведенных в больнице. Я распоряжусь, чтобы тебе подготовили комнату со всем необходимым, прямо сейчас. Пожалуйста, побудь с мальчиками, а я сейчас вернусь. - не прибавив больше ни слова, Лилиана направилась в дом. Там она выловила служанку и приказала приготовить для гостя комнату и найти какие-нибудь вещи, но только не те, что принадлежали когда-то Рихарду, но на время. К вечеру новая одежда будет куплена другой прислугой и окажется на законном месте в шкафу Николаса. Ну, а перед сном Лили позвонит детективу, курирующему дело Кинга и попросит его улучшить свои старания в данном вопросе. До тех пор, пока вопрос не будет решен, Николас будет самым дорогим и желанным гостем, а о том, что будет после, думать пока рано. Она вернулась через полчаса, зная, что одежда одного из охранников комплекции Кинга лежит на диване, благо, рубашка и брюки с носками были как раз недавно приведены в порядок и стирки с глажкой и сушкой не требовалось. Улыбаясь, Лилиан подошла к мужской компании.
- Все готово, Николас. Пойдем, я покажу тебе твою комнату. А после пойдем обедать, раз уж вы все успели погулять. - проведя мужчину в нужную спальню, Лили пообещала провести экскурсию по дому, напомнила о том, что через час обед в столовой и удалилась, предоставив Николасу свободу действий. Сама Байер успела за это время принять душ, привести себя в порядок и переодеться в приятное шелковое платье. Черное. Кингу не нравился подобный образ, но иначе Лили уже с трудом себя представляла.
Две недели спустя
Все было хорошо. Мальчики привыкли к Николасу и явно были рады такому гостю. Дни проходили интересно, слухи быстро прошли, потому как Лили не давала повода считать себя девицей легкого поведения. Десять лет прошло с момента гибели мужа - достаточный срок для того, чтобы не осуждать миссис Байер за подобную ситуацию. Было странно наблюдать их сближение... Казалось, именно этого не хватало этому большому дому. Ещё одного элемента - красивого, обаятельного и остроумного мужчины, ставшего примером для подражания маленьким Байерам. Лили видела, что она не так уж безразлична Николасу, но что-то внутри твердило, что даже спустя столько лет быть с другим - предательство по отношению к Рихарду. И она неловко улыбалась и отрицательно кивала на предложение пойти и прогуляться куда-нибудь вдвоем, избегая оставаться с ним наедине, словно предчувствуя, что десять лет без секса плохо аукнутся совести, если она останется с этим мистером Совершенство наедине в замкнутом пространстве, с учетом того, что Кинг ей нравился. Действительно нравился и сложно было отнести эту симпатию исключительно к дружбе. В тот вечер Лилиан сидела в гостиной и смотрела в окно. Погода была чудесной, и Байер с радостью сходила бы на улицу, прогуляться. Сыновья уже давно спали, а ей не спалось, как всегда. И внезапно появившийся Николас был как раз кстати.
А почему бы и нет?
Подумав так, Лили все же согласилась на его быстрое предложение пойти на улицу, пройтись до столь обожаемой ею беседки. Накинув верхние одежды, они пошли по тропинке. Лили молчала, не зная, что сказать. Уже в беседке Лилиана наконец подала голос.
- Странно... У тебя так быстро получилось уложить их спать... - да-да, последние пару дней после контрольного поцелуя в щечки Лилиан позволяла Николасу брать операцию: "Детки в объятия Морфея" в свои руки и мужчина великолепно справлялся с поставленной задачей.
- Ты так хорошо ладишь с детьми, что мне иногда кажется, что у тебя есть свои дети. Интересно будет потом узнать, какой была твоя жизнь до всего произошедшего.

0

11

Они были уже достаточно взрослые люди, давно перестали верить в различного рода сказки и небылицы, но Лили, казалось бы, была каким-то уникумом, которая продолжала считать, будто её мертвый муж сможет обозлиться на то, что она начнет жить новой жизнью, например, вместе с Николасом, но увы, женщина продолжала снова и снова обходить мужчину стороной. Правда, и сам Николас не сразу решился. Сначала он чувствовал себя дома как не в своей тарелке, а потом уже нагрянул детектив, на удивление Кинга, дело сдвинулось с мертвой точки. Не иначе Лилиан подсуетилась, не желая оставлять своего друга на вечном иждивении. Да и самому Николасу было не очень приятно видеть, как за ним  ухаживают словно за тяжело больным человеком. Правда, голова действительно  периодичеиски болела так, словно внутри находился огромный колокол, но таблетки, прописанные врачом помогали, и Кинг с каждым днем чувствовал себя всё лучше и лучше.
В один из вечеров, когда мужчина бессмысленно сидел в библиотеке и читал книгу, потому что не мог уснуть, он решил нанести очередной визит к Лилиан, может, она тоже страдает бессонницей и они проведут это время вместе, тем более, что мальчики уже давно крепко спят в своих кроватках. Поэтому, набравшись смелости, он постучался в дверь, заглянул и сделал очередной приглашение побыть немного наедине.
Неловкое молчание воцарило между ними как только они перешагнули порог дома. В городе быстро прошелся слух, что в доме у Байеров живет мужчина, скорей всего он - любовник миссис Лилиан, но многим уже было всё равно, даже не смотря на то, что Лили является черной вдовой. Кинг узнал, как к ней относились в первые годы после убийства мужа, но Лили героически выстояла, не обращая ни на что внимание, ведь у неё были заботы по-важнее. Кинг понял, что впервые за десять лет она позволила себе расслабиться в обществе другого мужчины. Когда они дошли до небольшой беседки, Лили, наконец, заговорила о детишках. Николас лишь широко улыбался, он действительно помогал в последние дни укладывать непослушных мальчишек, иногда устраивая им такие активные игры, что к вечеру детишки уже сами забегали в кровать, чтобы уснуть. И да, он сильно привязался к этим милым мальчикам.
- Это не так уж и сложно, мне кажется, им просто не хватало мужского внимания. - Лили могла двояко воспринять эти слова, но Ник надеялся, что девушка не станет искать в них подтекст. - Они такие забавные и веселые, им просто нельзя отказать в чем-либо. А я... если честно, мне не хочется знать, что было со мной в прошлом, вдруг я был каким-то охотником, а сейчас мне дался второй шанс, чтобы исправиться. Так что настоящее мне нравится больше. - Он смотрит прямиком в глаза Лили, хочется поцеловать её, сказать, какие теплые чувства испытывает к ней, но мужчина лишь слегка берет её за руку, будто она в любой момент может одернуть её, и нежно гладит по пальцам. - Знаешь, мальчики признались, что боятся за тебя... Они никогда не видели, как ты ярко одеваешься, только по старым фотографиям, и боятся, что ты оставишь их. Может, тебе стоит попробовать тоже подумать о настоящем, Лили?

0

12

Лишь печально пожать плечами в ответ на первую фразу. Лили отлично понимала, что дети не могут расти без отца и им нужно оба родителя, но что она могла с этим поделать? Всякий флирт с другим она расценивала, как измену мужу, несмотря на то, что тот давно мертв. И ей такого внимания не хватало, но Байер сознательно отсеивала гипотетических поклонников. А Ника подпустила, хотя и понимала, что иначе просто нельзя было поступить. И ещё ей нравилась его улыбка.
Она почти отдернула руку от его ладони, словно успокаивающее поглаживание причинило боль. Выдох. Все хорошо, все в порядке. Простой дружеский жест, просто Лили почти отвыкла от подобных прикосновений, позволяя нежности только сыновьям. Неловко от его взгляда, так что она отводит взор темно-шоколадных глаз, переводя его на особняк, окна в детскую, где сейчас мирно спали близнецы. А ведь они были бы рады... И прикосновениям подобным, и её улыбке, и яркой одежде с ярким подтекстом того, что с мамой все хорошо, мама счастлива и живет не только для них, но и немножко для себя. Она любила их до безумия и словно бы не желала оставлять в своем сердце места для любви к чему-то или к кому-то ещё...
- Боятся? - она нахмурилась, пытаясь осознать в полной мере значение этого слова, но не могла. Где она просчиталась? Ох, Лили старалась делать все, чтобы малыши чувствовали любовь и заботу с её стороны, будучи отгороженными от всего плохого. В гардеробе Лили где-то были яркие цветастые платья, но она так давно их не носила... Стоит когда-нибудь порадовать детей таким зрелищем, как счастливая мама. Вопрос лишь в том, как это сделать, не прибегая к притворству.
- Что ты имеешь в виду? Я думаю об этом! Каждый день! Когда встаю через силу, бужу детей, провожу с ними время... Я в порядке, Ник и мне надоело, что все лезут в мою жизнь! Я никогда не оставлю их, во всяком случае не сейчас, когда они не в силах позаботиться о себе сами. Они вырастут, обзаведутся семьями и тогда уже можно говорить о подобном, но мне не нравится такое вмешательство. Я не понимаю, почему они так переживают из-за этого? Что я делаю не так? - Я, я, я, я... Лилиана определенно приобрела изрядную дозу эгоцентризма за этот десяток лет. Теперь уже Байер берет его за руку и пристально смотрит в глаза мужчины, силясь прочесть в них ответ на свой вопрос.

0

13

Ник понимал, как тяжело ей снова начинать нормальное общение с мужчинами, но совсем скоро её мальчики вырастут, они станут правителями этого города, а Лили снова останется одна. Но никакие другие ухаживания девушка не принимала, даже слегка дернулась, когда Николас решил погладить её по руке.
Бедная девочка... Все эти десять лет она жила только для своих сыновей и никогда - для себя. - Кингу действительно было жалко Лилиан, жалко смотреть на то, как чахла её внутренняя красота, и он никак не мог позволить ей погибнуть в гордом одиночестве, поэтому и пытался привлечь её внимание к себе. Да, он временно бездомный, он мог быть в прошлом даже убийцей, но сейчас Кинг знал, что является совершенно другим человеком, и сделает всё для счастья своей новой возлюбленной.
- Лили, - начал Ник, крепко сжимая её руки в своих, видя, что она всё-таки позволяет это сделать. - Ты превосходная мать, такую только поискать надо в Париже! Но, пойми, нельзя жить только для детей. Сама подумай, что ты чувствуешь, когда не с ними, о ком ты думаешь всё это время. - Ник ничего не имел против того, что Лили любит своего мужа, но думать о нем всё свободное время - это уже слишком. - Они видят, что мама грустит непонятно из-за чего, они просто этого не понимаю, не понимают, какие чувства ты испытываешь, и бояться неизвестности. Конечно, когда ты улыбаешься только им - это совершенно другое дело, но они никогда не видели тебя счастливой просто так, и не в черном цвете. Представь, что будет, когда они подрастут и поймут что-то о смерти. И что будет с тобой, когда мальчики вырастут? - Внезапно Николасу дико захотелось поцеловать её, захотелось дать Лили понять, что она нужна ещё одному мужчине, который благодарен ей за спасение своей жизни. Казалось бы - вот женщина-мечта, своеобразный идеал, но Ник не хотел, что Лили металась между ним и своим покойным мужем, потому как ничем хорошим это не закончится.
Он не выдерживает и принимается нежно целовать Байер, с особой осторожностью, будто сейчас она вскочит и  убежит в дом. Но, видимо Лили немного растерялась и продолжала сидеть рядом с Николасом. Она не отвечала мужчине, но и не сопротивлялась, а Ник быстро закончил поцелуй, с трудом оторвавшись от её губ, после чего нежно провел рукой по её порозовевшей щеке.
- Вы умеете озадачить, миссис Байер. - В голосе Кинга звучала горечь, он снова слегка прикоснулся губами к её щеке и поднялся со скамьи. - Спокойной ночи, Лилиан. - Кингу не хотелось уходить, но он понимал, что Лили должна сама переварить полученную от него информацию.

Через несколько дней Кинг, как и раньше, сидел с Себастианом и Кристианом в их комнате и читал очередную сказку, мальчики спать не хотели, весь день требовали маму, но Ник знал - после вчерашних поминок женщина находится не в лучшем виде, кажется, воспоминания снова нахлынули на неё по полной программе, и она собиралась уйти в запой. Вчера он не видел её весь день, но сегодня служанка сказала, что Лили находится в гостиной, а в её компании - бутылка виски. Завершив сказку, Ник пожелал детям спокойной ночи, и удалился в гостиную. Но и там девушки не было. Поискав её по особняку, Кинг понял, что миссис Байер переместилась в свою спальню, видимо, запивает горе, смотря на фотографию мужа.
Мужчина застал её ещё в трезвом состоянии, Лили только открыла бутылку и выпила несколько глотков. Похоже раньше девушка никогда не пила.
- Тебя мальчики ждали весь день... - Кингу не нравилось, что она снова была одета в черное. - Лили, я не позволю тебе напиться ни сегодня, и ни когда! - Мужчина подходит к ней, собираясь отнять бутылку, но девушка принимается сопротивляться. Несколько минут борьбы, и вот бутылка находится в руках мужчины, а вот их тела волшебным образом оказались на кровати. В голове у Ника моментально щелкнул переключатель, отставив бутылку в сторону, мужчина принимается страстно целовать её в губы, прижимаясь к ней всем телом.

0

14

Она ни на минуту не теряла контроля, но даже мысля рационально Лили почувствовала в его поцелуе что-то большее, чем благодарность и желание утешить. Не сопротивлялась, потому что не хотела и молча отпустила, даже не пожелав приятных снов в ответ. А после - устало прислониться к одной из беседочных опор, не зная, плакать или смеяться? В мыслях был уже не только Рихард... Это измена? Нет. Предательство? Вполне возможно... Лили выглядела спокойной и невозмутимой, бури в душе не было - только сплошная усталость. Николас... Пытается вырвать её из суровой реальности, но разве это возможно? Ей не нужна помощь из благодарности за спасенную жизнь, равно как и секс, словно бы в качестве платы. Скоро поминки, всего через несколько дней наступит день, когда она убила своего мужа. Он пройдет как обычно - виски, одиночество, глухое отчаяние и никакой Кинг не станет помехой этому времяпровождению... Лили провела кончиками пальцев по своим губам, словно проверяя свои ощущения от случившегося поцелуя. И грустно улыбнулась - с поцелуем Снежная Королева не оттает и Принцесса не пробудится от вечного сна. Наверняка Николас просто перечитался сказок.
День поминок она провела почти в абсолютном молчании. Детишкам не говорила, избегала людей... Со дня напилась и ночью рыдала, а после утреннего похмелья не хотела жить. Все как обычно, как и в каждые три дня раз в год все десятилетие. Ника Лилс избегала особо - не хотелось примешивать чувства к нему. Уже не дружеские, это пришлось признать. Но... нельзя. Воздвигнутый барьер работал почти безупречно, силясь отражать посторонние эмоции. Правда, он успел дать трещину, но это уже детали. Байер без малейших угрызений совести на эти пару дней позволила Николасу целиком и полностью взвалить на себя ответственность за детей и их деятельность, сама же придаваясь самосожалению. Уже на следующий день, в спальне, Лили открывала очередную бутылку виски, планируя продолжить начатое вчера. Подошедший Ник был весьма некстати, а его слова вызвали смесь стыда с возмущением.
- На каком основании ты это сделаешь, Ник? Я уже большая девочка и мне не нужны лекции о вреде алкоголя, так что не вмешивайся в мои дела! - Однако, так просто отдавать алкоголь Байер была не намерена, поэтому состоялась небольшая борьба, в которой победил Николас. Слишком уж рьяно мужчина хотел исполнить свое обещание. Она толкнула его на кровать, случайно, разумеется, лишь пытаясь вернуть взятое, но попытка сыграла с Лилианой злую шутку. Снова поцелуи... Слишком близко, трудно дышать...
- Нет...- еле слышно выдохнула Байер, отстранившись, а после и вовсе оттолкнув мужчину. - ЗАЧЕМ?! - почти на ультразвуке, и следа не оставляя от тихого полушепота. Всхлипнув, Лилиан отвернулась от него, сдерживая рвущиеся наружу слезы.
- Уходи из моей комнаты, сейчас же. - Он правда не понимает!? Не понимает, что это больно?! Или ему нравится испытывать меня на прочность? Я не понимаю, не хочу понимать... И что теперь делать? Желание напиться было забыто, а долго сдерживаемые слезы впервые требовали прорыва через все плотины и барьеры.

0

15

Конечно она большая девочка! Такая большая, что завела традицию - каждый год напиваться в день поминок своего мужа до чертиков. Интересно, эта традиция пошла у неё с первого года, или недавно решила завести, когда детишки более-менее подросли? В любом случае, Николас собирается прервать эту традицию и как минимум отправить миссис Байер спать, а как максимум... Что же, как максимум и получилось - он не смог сдержать свои чувства, которые так и рвались вперед, и принялся целовать девушку. Сначала Лили не поняла, что происходит, а потом с ещё большей яростью пытается отбиться от Кинга, прямо указывая ему на его место в этом доме. Ну, хорошо, не совсем прямо, но Ник понял, что ничерта не имеет никаких прав ни на неё, ни на её тело.
С болью в глазах, Кинг смотрит на бедную девушку, в какой-то момент он увидел в ней совершенно маленького ребенка. Её рено оторвали от семьи, она воспитывалась своим старшим братом, который отдал её Байеру за какое-то низкое желание, Лили проявила свой характер и убила мужа, а потом выяснилось, что ждет ребенка, наследников этого города, а значит казнь маленькой бунтарки отменяется. Она успела побывать за год в нескольких ипостасьях сразу, и её духа не выдержала... Собственность, жена, вдова, преступница, мать, свободная женщина... список может быть бесконечен. И сейчас она сохраняла верность своему умершему мужу.
Глупенькая девочка... Она всё ещё маленький подросток, которому приказали быстро вырасти и теперь дали важное задание - воспитывать будущих правителей этого города в одиночку. Это хуже расстрела...
- Лил, Лилиан, посмотри на меня, - мужчина слезает с её теплого тела, но садится рядом, нежно поглаживая её по голове. - Я никогда не сделаю тебе больно, никогда не сделаю что-либо против твоей воли, но так нельзя. Нельзя загонять себя в какие-то невидимые рамки, и выдумывать, что о тебе плохо подумают. Десять лет ты жила одна, без какой-либо возможности вырваться из этого ада. Лили, черт возьми, твой муж умер! - Да, немного грубо, но надо же как-нибудь дать этой женщине понять, что ничего постыдного в этом нет. - Твоя верность ему была поразительна и почтительна в первые годы, но спустя десять лет это безумие чистой воды. Хоть раз за эти десять лет ты делала что-то ради собственного удовольствия, кроме воспитания и общения с мальчиками? - Николас ложится рядом с ней на одном уровне, чтобы видеть её прекрасные глазки. Попутно он кладет руку на её талию, и принимается с осторожностью гладить её, но не чтобы соблазнить, а успокоить. - Я хочу помочь, и... ты мне очень нравишься, Лилиан, ты помогла мне стать человеком, а я хочу теперь напомнить тебе, какого это быть человеком. - Кинг притягивает её к себе, снова эта приятная близость, и мужчина начинает расстегивать её черное платьице, благо, часть пуговиц находились на груди, а остальная часть расстегивалась с помощью молнии сбоку.

0

16

Он действительно хочет помочь и думает, что после секса она повеселеет? Хотелось смеяться... Лили не была железной леди и его прикосновения с поцелуями были безумно приятны, но осознание того, что это неправильно лишь усиливало дискомфорт. Она скользнула взглядом по его лицо и тихо обреченно вздохнула, понимая, что терапии от Николаса Кинга ей не избежать. Руки мужчины казались на удивление нежными, но десять лет без близости наверняка сделали её суждения предвзятыми. Лили яростно взглянула на него, когда Ник позволил себе напрямую сказать о том, что её муж давно мертв. Захотелось ударить его, но Байер сдержалась, понимая, что Николас и вправду не желал причинять ей боли. Он хочет помочь, хотя у него и жесткие методы за гранью фола.
- Нравлюсь... Это не аргумент для того, чтобы затащить меня в постель. - С другой стороны, некоторым и меньшего достаточно для секса. Его взгляд, близость тела... Все же, Николас сумел разбудить в ней возбуждение, хотя Лили была уверенна в том, что подобное для неё отныне недоступно.
- Ты и был человеком... Наверняка просто замечательным, просто не помнишь этого... - Ей импонировала уверенность, с которой мужчина избавлял её от лишней одежды. Просто попробовать... Я ничего не потеряю... В одном Ник прав: прошло десять лет и я имею право лишь на одну ночь... Порывисто вздохнув, Лилиана обняла его и несмело поцеловала в губы, словно проверяя, способна ли она на большее. Адреналин, ворвавшийся в кровь ясно показал: ещё как способна. Уже увереннее Байер целовала мужчину, попутно рассправляясь с пуговицами на его рубашке, обнажая торс. Лили почти забыла это сладкое ощущение напряжения и не совсем была в состоянии понять дальнейший алгоритм деятельности, но тело помнило и с радостью поддалось искушению. Запустив пальцы в его густую шевелюру, Лили углубила поцелуй.
- Изумительно... - столь приятные ощущения... Даже не от предчувствия продолжения, а от этих ласк, заставляющих кровь веселее струиться по жилам и порывисто вздыхать, наслаждаясь каждым мгновением.

0

17

Нику очень хотелось, что Лилиан, наконец, почувствовала себя не только матерью, а женщиной, и достаточно желанной женщиной, коей она сейчас являлась. И на этот раз Лилиан капитулировала, позволяя себе поцеловать мужчину в губы, сначала с осторожностью,  будто проверяла саму себя, а потом уже сама углубила этот поцелуй. Николас не отставал, желая как можно  быстрее помочь Лилиан адаптироваться в забытом амплуа, между тем Лили действовала всё быстрее и уверенней. Освободив её от этого черного платья, Николас так же отбросил в сторону свою рубашку, и снова принялся целовать красавицу в губы, потом принялся опускаться ниже по шее, не оставляя на прекрасном теле никаких лишних следов, мало ли, может завтра девушка не захочет вспоминать об этой ночи. С нижним бельем Байер тоже было покончено быстро, конечно же, оно тоже было черного цвета. Он опускается ниже, принимаясь ласкать языком её затвердевшие соски, иногда слегка посасывая и прикусывая их, а другой рукой он лишь ласкал её промежность, но не проникал туда пальцами, чтобы возбуждение и ожидание девушки только росло.
Когда возбуждение самого Ника становится таким же невозможным, он быстро расстегивает брюки и снимает их сразу вместе с боксерами, чтобы избавиться от одежды окончательно приходится встать с кровати, а значит - оторваться от тела Лилиан, но это дает ему превосходную возможность рассмотреть тело красавицы во всей красе. Теперь он понимал, почему Байер был без ума от своей жены, и прощал ей всё. Такую девушку невозможно ограничивать, иначе она может взбунтоваться, а чем всё кончилось мы прекрасно помним.
Николас раздвигает её ножки в сторону, и ложится между ними, снова принимаясь страстно целовать её в губы, и не теряя времени вводит возбужденный до предела член в её влажную киску. Кинг издает тихий стон, в котором звучали победные нотки, он так давно мечтал об этом. Двигается мужчина медленно, давая им обоим возможность привыкнуть к этим потрясающим ощущениям, но потом принимается снова страстно целовать её, прижимается всем телом, меняя угол проникновения, таким образом позволяя члену полностью погрузиться в неё. Уже через несколько минут секс переходит в более грубый, мужчина с силой сжимает её грудь и щиплет сосочки, но потом извиняющее целует в них.
- Это... правда изумительно... - Тихо шепчет он, обжигая горячим дыханием её губы. Когда лоно девушки начинает сокращаться, Николас так же чувствует приближающую разрядку, и тут же вспоминает о том, что Лили наверняка не пьет противозачаточные таблетки, а презервативов в комнате нет. В самый последний момент он покидает её лоно и кончает на животик. - Прости... - Шепчет он и примирительно целует её в покрасневшие от поцелуев губы. Николас ложится на спину, некоторое время они просто лежат и смотрят в потолок, потом Кинг замечает влажные салфетки, лежащие на прикроватном столике, берет одну и тщательно стирает сперму с её тела. Но очередное прикосновение к этой женщине снова пробуждает в нём желание. - Я хочу тебя... ещё... - Признается Николас, уткнувшись носом в её шею, жадно вдыхая её аромат. - Ты такая прекрасная, и изумительная, тобой невозможно насытиться... Что вы со мной сделали, миссис Байер?

0

18

Она велела себе отпустить разум, начисто забыв обо всем и номер прошел великолепно. С губ Лилиан срывались лишь стоны с частым дыханием в унисон с мужчиной - слова здесь явно были лишними. Хотелось только прижиматься к нему ещё сильнее забыться и снова получить удовольствие. Безумно приятное, сладкое ощущение его губ на своих, уверенных движений члена и жара тела Кинга не оставляло шанса на сомнение. Волна нахлынувшего оргазма явилась облегчением, являя собой её окончательную погибель в роли безутешной вечной вдовы. Лили... Она просто не знала, как объяснить произошедшее. Просто тонуть в этом чувственном наслаждении, не думая о завтра. Получается, хотя и не столь безупречно после того, как они лежат рядом, смотря в потолок, словно силясь перезагрузить сознание, включая в разум факт случившегося. Взгляд на виски отведен вновь на потолок уже через секунду - это не выход. Ещё одна правда Николаса. Ну и пусть, она все равно большая девочка и Байер только что весьма наглядно это ему показала и интуиция подсказывала, что докажет она это ему за сегодня не раз. Не так-то просто обойтись одним разом после столь долгого перерыва. Кажется, Кинг был солидарен с Лилианой в этом, отлично. Второй раунд?
- Не знаю... - еле слышно выдохнула Байер, - То же, что и сама с собой, только хуже. - Она не дала ему возможности ответить, снова опускаясь к нему, мешая отдыху и целуя мужчину в губы - нетребовательно, не без страсти, вполне отчетливо давая понять, что Николас не одинок в своем стремлении повторить, взяв новую дозу секса от той, кто наконец решила снять траур.
Это продолжалось не один раз и к концу ночи Лили чувствовала страшную усталость и истому во всем теле, что помешало хотя бы выдумать предлог для возмущения. Она уснула на его груди, не видя в этом ничего предосудительного и едва ли не впервые после смерти Рихарда Лилиан не снились кошмары. Утром она не хотела открывать глаза, но опасения не подтвердились - Николаса в спальне не было, как и её виски. Лили вздохнула с облегчением - она понятия не имела, как вести себя с этим мужчиной после столь бурно проведенной ночи. Необходимо было посетить душ, что она и сделала, смывая с себя малейшие остатки следов секса и давая уставшему телу шанс расслабиться под струями горячей воды. Женщина не собиралась обманывать себя - ей было хорошо, легко и явно не хватало секса все это время. Она с усмешкой поймала себя на том, что мурлычет какую-то привязчивую мелодию, слегка улыбаясь. Приятная расслабленность не исчезла и... В общем, руки сами потянулись к самым дальним вешалкам шкафа, на которых находились давно не надеваемые вещи ярких цветов и оттенков. Выбор пал на голубое платье с белоснежным пояском. Коротко и изящно, но... Черт возьми, после первого оценивающего взгляда в зеркало стало ясно, что это действительно выглядит горячо, несмотря на более чем умиротворяющие цвета. Собрав волосы в высокий хвост, она надела первые попавшиеся под руку туфли, убедилась в идеальности и легкости макияжа, после наконец выйдя из спальни. Ради кого все это? Вопрос легок и сложен одновременно, хотя Лили искренне недоумевала - почему ей хочется быть красивой в его глазах?
Женщина была вознаграждена изумленными личиками близнецов и явно поднявшегося от этого их настроения. Завтраком она решила заняться сама. Прислуге отлично было известно то, что в первую неделю после годовщины смерти мужа к миссис Байер лучше вообще не подходить ни по каким вопросам и завтраки она также не готовит, но сегодня Лили решила сделать исключение. Любимые блины Кристиана и Себастиана - мальчики наверняка будут рады тому, что мама в порядке. На вопросы сыновей в стиле: "Сегодня какой-то день особый, да?", "А почему ты сегодня такая красивая" и аналогичное она лишь улыбалась и отвечала:
- Не понимаю, о чем вы. Мальчики, ешьте свой завтрак, иначе сегодня никакой прогулки по парку. - срабатывало всегда безотказно. Николаса не было видно - мужчина явно не сумел проснуться сегодня как всегда рано, как и сама Лилиана, впрочем. Когда Кинг наконец появился в столовой, она вела себя, как ни в чем ни бывало.
- Завтрак уже остыл, кое-кто опоздал... - не без сожаления отметила она, кивнув на блинчики, - Но уверенна, в случае с блинами трагедия невелика. Доброе утро, мистер Кинг. Прошу к столу. - с этими словами Лили сделала глоток апельсинового сока, после макнув один из блинчиков в джем и отправляя его рот. Один из её любимых завтраков, а удивленные личики близнецов делают его ещё приятнее.

+1

19

Кинг понял, что сопротивление со стороны молодой миссис Байер подавлено, когда девушка сама принялась целовать его в губы, целиком и полностью отдаваясь своим чувствам. Это действительно прекрасно, что ни говори, но с другой стороны - наступит утро и им надо будет как-то смотреть в глаза друг друга. Когда удовольствие подошло к концу, Лилиан лишь доверчиво положила голову на грудь мужчины и уснула, не говоря больше никаких слов, они уж точно были бы лишние на этом празднике. Николас уснул буквально следом, крепко обнимая и прижимая к себе эту красавицу, ему не верилось, что она смогла прийти в себя подобным путем.
Утром мужчина проснулся ни свет ни заря в немного другой позе, но Лили всё так же лежала рядом с мужчиной, прижималась к его телу, как маленький ребенок в поисках какой-нибудь защиты. И теперь она эту защиту получила. Николас не боялся, что их может заметить какая-нибудь служанка, или кто-то из охраны, пускай думают, что у миссис Байер, наконец, появился любовник, или друг с привилегиями, который по ночам дарит ей наслаждение. Мужчина всерьез был уверен, что её никто не посмеет осудить за подобный шаг, особенно маленькие Байеры. Да и Николас ни на что не претендовал... Ну, почти...
Бросив взгляд на свою женщину, Ник медленно выбрался из кровати, чтобы не разбудить её, а потом, собрав вещи, как можно быстрее вышел из комнаты, чтобы принять душ уже в своей спальне. И как раз вовремя - через полчаса к нему подошла служанка, которая сообщила, что мужчину ждут в полицейском участке.
Надеюсь, у них будут хорошие новости... - Одевшись, он поехал в отдел, к знакомому полицейскому, который принялся шевелиться лишь после того, как на него воздействовал авторитет миссис Байер.
Как оказалось, они действительно продвинулись в расследовании, а если быть совершенно точным - дело почти что закрыто. Стоило только Кингу пройти в кабинет, как ему в руки вручили приличную папку с документами, и небольшую коробку, в которой лежали несколько пар ключей. Посмотрев на свою фотографию в старом паспорте, у Кинга заработало легкое чувство узнавания, потом он принялся без разбора перебирать пальцами бумажки в папке. А ещё через несколько минут он узнал, что оказывается в прошлом являлся достаточно успешным в городе бизнесменом, владея одной из типографских фабрик, даже выпускал небольшую газету. Офицер так же настаивал на том, чтобы Кинг продолжил посещать врача, так как это может помочь его памяти вернуться, но мужчина лишь отмахнулся. Он видел, что представляют из себя бизнесмены Парижа, и боялся, что когда-то был одним из них.
- Вы можете прямо сейчас вернуться в свой родной дом, мистер Кинг, и снова заняться бизнесом.
Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба. Это значило, что Николасу надо покинуть Лилиан, больше не жить с ней и с её маленькими детишками, не радоваться их улыбкой. А ведь он искрение считал семью Байер своей семьей.
Пока ехал назад, мужчина ознакомился со всеми представленными документами. Предположение Лилиан о большой и счастливой семье не подтвердилось - у Николаса никого не было, кроме нескольких девушек в собственности и пары десятков подчиненных на работе. Перед тем, как зайти в столовую, где Лили завтракала с мальчиками, Ник зашел быстро к себе в спальню и как можно дальше спрятал полученные документы. Он не хотел уезжать от них, и не хотел, чтобы Лили узнала правду, иначе она смело может выставить любовничка за дверь.
- Дьявол! - Мужчина с силой ударяет кулаком по стене от отчаяния, и, собравшись с мыслями, спускается вниз. Заметив Лилиан в яркой одежде, Николас застыл в дверном проеме с открытым ртом, чтобы вызвало смешок со стороны близнецов.
- Д-доброе ут-тро... - Заикаясь, еле выговорил мужчина, усаживаясь на привычное место. На протяжении всего завтрака Николас не сводил изумленного взгляда с Лили, кажется, в этом платье она выглядела ещё более прекрасной, чем обычно. Когда мальчики закончили завтрак, они с криками выбежали из столовой, чтобы устроить очередные игры в разбойников, а Николас не выдержал и подошел к Лили сзади, которая собиралась убрать грязную посуду со стола. Взяв её за руки, мужчина с нежностью целует её в открытую часть шеи, жалея, что не может видеть её лица в этот момент.
- Вы полны приятных сюрпризов, миссис Байер... - Он прижимает руки к её телу, и поворачивает лицом к себе. - Прости, что утром так быстро ушел, каюсь, мне хотелось по-быть рядом с тобой как можно дольше.

0

20

Его взгляд и приоткрытый рот - красноречивее сотни комплиментов. Приятно, что мужчина столь удивлен её внешним обликом, но комментировать Лили это не стала, лишь слегка улыбнувшись и кивнув, мол, да, ты не ошибся домом и попал туда, куда нужно. И тихо засмеялась, впервые услышав, как столь великолепный мужчина может вдруг начать заикаться от волнения, словно глупый подросток. Завтрак прошел в молчании, если не считать легкой болтовни близнецов, а после маленькие Байеры убежали куда-то, предоставив своей маме возможность заняться уборкой грязной посуды со стола. Помешал нежный поцелуй в шею и руки Николаса, заключившие её собственные руки в плен своих. Так приятно... Все воспоминания о прошлой ночи моментально вернулись, но... Мысль, не так давно витавшая в сознании миссис Байер, вернулась. Один простой факт, который её мышление преодолеть не в силах. Он - мужчина, находящийся целиком и почти полностью в её власти. Он живет в её доме, помогает в воспитании детей. Завтракает с ними, обедает и ужинает, ходит на прогулки, играет с близнецами. Даже одежда на нем куплена по просьбе Лили, вплоть до нижнего белья. А прошлая ночь... Нелепая ассоциация "плата" не отставала от мышления Лилианы. Что если это была лишь своеобразная попытка отблагодарить её? Все нежные чувства прошлой ночи восставали против этого, но разум цинично просчитывал, в расчете на самое грязное. Слегка подташнивало при мысли о том, что он сделал это каким-то расчетом или от растерянности, не зная, что бы ещё сделать для миссис Байер.
- Ничего, Ник, ведь сейчас ты здесь.- мягко улыбнувшись, Лили высвободилась из его рук, продолжив собирать тарелки. Что ещё сказать? Лили отлично понимала, что скромность здесь не слишком уместна, как и идея выложить все свои мысли перед Николасом.
- Где же ты был с утра, если не секрет?

0


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » never too late (A)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC