FRPG Dirty games: Alea jacta est

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » (А) 2253-10-11. Насилие питается покорностью.


(А) 2253-10-11. Насилие питается покорностью.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Место действия: Париж, особняк Хаузера.
Время действия: 11 октября 2253 года.
Участники: Николетт Вайс и Дерек Хойт
Краткое описание: Николетт уже больше недели находится в доме своего нового хозяина, но так и не научилась повиновению, а Хаузеру осточертело терпеть наглую девчонку и её выходки. Так что Марк, теряя терпение, наказывает её, заодно показав, кто в доме главный. После юную Вайс в слезах отправляют в комнату.

0

2

Прошло уже больше недели, как юная Вайс поселилась в доме Хаузера. И с каждым днём было ясно, что вскоре терпение хозяина этого дома закончится. Николетт не уставала выдавать сюрприз за сюрпризом, её поведение вовсе отличалось от идеального, а вскоре после того, как Марк силой взял девушку, то та словно с цепи сорвалась. За что, в принципе и получила. Как и следовало ожидать, Хаузер не выдержал подобного поведения и наказал Николь, преподав урок.
Она лежала на кровати, после того, как её привели и закинули в комнату. Николетт потирала ушибленные коленки и заодно вытирала слёзы, правда рыдать не прекращала, так что все манипуляции повторялись снова и снова. Из видимых повреждений можно было заметить только рассечённую губу, и то завтра маленькая ранка уже затянется. Хаузер прекрасно знал, как можно наказать, не оставив при этом следов, и хоть сейчас ушибы и давали о себе знать, но на глаз вряд ли можно было определить, что у Николь болит. Хотя дело было отчасти и не в этих оставленных на её теле ушибах и немногочисленных синяках, скорее в самом осознании того, что её ударили. Нет, от отца Николетт конечно пару раз получала за своё поведение или слова, но Вайсу это было простительно - отец как-никак, да и Николь всегда получала за дело. А тут нужно было ещё смириться с тем, что сейчас над ней властен совершенно незнакомый и неприятный для Ник мужчина. Он конечно пытался какими-то своими способами расположить к себе девушку, а может и не пытался, но у него в любом случае не получалось, потому что Вайс только ещё больше злилась, либо ей хотелось забиться в самый дальний угол этого дома и не вылезать часами, чтобы Марк её не нашёл.
В этом доме Николь зачастую прислушивалась только к водителю, который и привёз её сюда. Хойт казался ей понимающим, а в его глазах Николетт замечала столько сожаления и печали, что невольно доверяла ему. Правда побаивалась, всё-таки он был приближённым Хаузера, частенько отводил к нему и приводил, поэтому вскоре Николь поняла, что если Дерек заявился в её комнату, то от этого не всегда можно ждать чего-то хорошего. Чаще даже наоборот. Но в этом, как и во многом другом, ей виделся только один виноватый - Хаузер. И, может быть, если бы Марк попытался хотя бы чуть-чуть, то смог бы расположить к себе юную бунтарку, но на это нужно было бы потратить некоторое время и силы, наверное поэтому Николетт сейчас всё же ненавидела его и рыдала в подушку, свернувшись клубком у себя на кровати.

0

3

Честно говоря, для Хойта новый пост стал настоящим наказанием. Он даже начинал подумывать, что Хаузер специально заставил его присматривать за девчонкой - словно увидел в глазах подчиненного жалость к Николь и откровенное неприятие смысла происходящего. Да, в отличие от многих других представителей сильного пола, Дерек не был зациклен на жестком обращении к женщинам, и в какой-то мере даже не одобрял его. Теперь же он, пусть и невольно, становился свидетелем того, как Марк истязает свою собственность; более того, Хойт сам приводил ее к немцу для каждого наказания, и сам же уводил обратно в комнату.
К сожалению, даже в тот момент, когда они оказывались наедине, охранник не мог оказать Вайс помощь. На сколько он помнил, особняк Хаузера был весь истыкан камерами, разве что в ванной комнате или уборной не приходилось задумываться о том, что за тобой могут наблюдать. Делал это, естественно, не сам Марк - все записи передавались в охранный пункт на первом этаже особняка, и уже там в монитор смотрели специально назначенные для этого люди.
Похоже, настала пора пойти на небольшой контакт с ними. За полчаса разговора в обеденной мужчине удалось уговорить коллег по работе не особо вглядываться на то, что происходит в спальне Николетт, и решительно направился на второй этаж, прихватив с собой баночку с обезболивающим и стакан апельсинового сока. Несмотря на своеобразный сговор внутри было не очень спокойно - никто ведь не гарантировал, что на него все-таки не донесут начальнику.
- Николь... - Войдя в комнату, Дерек осторожно прикрыл за собой дверь и подошел к кровати. Девушка все еще лила слезы, практически с момента его ухода, и прежде, чем она успела бы испугаться возможной встречи с хозяином, он поспешил продолжить мысль, присев рядом. - Хаузер уехал, не бойся. Я просто... хотел бы тебе помочь, но не знаю, чем.

+1

4

Дверь комнаты внезапно отворилась, и Николетт вздрогнула лишь от одной мысли о том, что Хаузер вновь может потребовать её к себе. На пороге комнаты стоял Хойт, что ещё сильнее испугало девушку, но мужчина, понимая её страх, поспешил утешить Николь. Та даже постаралась успокоиться и унять слёзы, в её глазах возник скорее интерес, чем страх, так что Николетт со всем присущим ей любопытством оглядывала вошедшего Дерека, изредка всхлипывая и изо всех сил скрывая появляющуюся улыбку на губах.
- Вытащи меня отсюда, - гневно выпалила Николетт, будто бы ещё пару секунд назад не желала улыбнуться во все тридцать два. Одно лишь воспоминание о Марке доводило её до точки кипения, она хотела рвать и метать, внутри неё всё вспыхивало, отражаясь лишь складкой на лбу снаружи и недовольным изгибом губ.
- Если ему и раньше было над кем издеваться, кого бить и трахать, то зачем только я здесь. Создаю лишние проблемы, было бы легче от меня избавиться, чем содержать и терпеть, почему он не поступит так? - продолжала выплёскивать Николь все свои мысли на Хойта, всё ещё изредка всхлипывая и вытирая слёзы тыльной стороной ладони, они лились из её глаз словно в сговоре и не собирались прекращаться, как бы ни пыталась Николь себя контролировать. Даже сейчас, когда её губы произносили гневные речи, глаза сверкали от злости, и хотелось убить кого-нибудь скалкой по голове, она продолжала рыдать. Может быть, потому что понимала, что всё это лишь слова и мысли, которые никак не материализуются и всё будет так, как есть сейчас. От Николь ничего не зависит, она лишь собственность Хаузера.
- Ненавижу. Самодовольный. Жестокий. Эгоистичный. И циничный мужлан! - громко отчеканила Николетт, начиная реветь с новой силой. Она не смогла себя удержать, поэтому всхлипы стали только громче, а слёз стало ещё больше. Только через несколько мгновений юная Вайс справилась со своими эмоциями, взглянув на Хойта и заметив в его руке стакан, наполненный соком. Она, словно маленький ребёнок, в немой просьбе протянула ладошку, чтобы получить этот сок. Хойт ведь добрый, он принёс ей сок. Логика была проста. Хойт хотел помочь, и в его глазах всегда было столько ласки и нежности, море ласки и нежности. Хотелось бы ей оказаться в таком море. Николь невольно засмотрелась, успокаиваясь и переставая всхлипывать каждый раз, как только хочет сделать вдох.
И почему только нельзя поменять их местами… Хаузеру вполне хватит места охранника и водителя!

+1

5

Дерек терпеливо слушал разговорившуюся Николетт, все еще держа стакан с соком в руках. Он, конечно, понимал, что ей хочется выговориться, только вот сам поддержать разговор не мог - в стенах этого особняка бросаться подобными фразами было слишком опасно. В какой-то момент мужчина даже покосился на одинокую камеру, висящую под самым потолком в углу помещения, и снова перевел взгляд на девушку, начинающую постепенно успокаиваться.
- Держи. - Он опустил стакан в протянутую ладошку и, убедившись, что Ник взяла его, отложил на прикроватную тумбочку банку с таблетками. Надо будет, возьмет сама. - Думаю, тебе немного повезло. На сколько я понял из телефонного разговора, Байер собирается отправить Хаузера в другой город. Сможешь отдохнуть.
Естественно, Хойт даже не задумывался о возможности побега. Как бы ни нравилась ему эта девчонка, пока что он не мог заставить себя сорваться с нагретого места навстречу к неизвестности. Уж лучше просто успокаивать ее своим обществом после каждой взбучки, если охранники не вздумают рассказать о его маленькой инициативе начальнику.
- Ты не голодна?
Пронаблюдав, как Николь пригубила стакан, Дерек мягко провел по ее щеке ладонью, стерев с той влажную дорожку слез. От столь простого, но нежного прикосновения сердце в груди забилось чуточку быстрее, однако то, что произошло дальше, он все равно не ожидал. Вайс поддалась вперед, стараясь прижаться к единственному другу в этом проклятом доме, и ему ничего не оставалось сделать, кроме как ответить на объятия. Сбоку на покрывало опрокинулся оставленный стакан, расплескав остатки сока, но мужчина не обратил на это внимания - ему было необычайно приятно ощущать безобидную близость девушки. Спустя минуту, проведенную в наступившей тишине, он даже позволил себе провести ладонью вверх по спине Никки и осторожно прикоснуться пальцами к волосам на макушке.
- Скажи, если что-то будет нужно. Хаузер не давал никаких ясных указаний на твой счет, так что, думаю... ничего страшного не случится, если я поработаю сверхурочно. 

0

6

Николетт тут же поднесла стакан с соком к губам, ощущая апельсиновый привкус на языке и чуть не расплывшись в довольной улыбке, словно чеширский кот. Как говорится, мелочь, а приятно. Лишь косо взглянула на таблетки, но не стала даже притрагиваться к ним. Апельсинового сока вполне достаточно, чтобы порадовать её и заставить забыть хотя бы на несколько минут об окружающем мире и существовании Марка. В этот же список можно добавить всё пушистое и милое, а также съедобное и сладкое.
Идея с побегом не пришлась Хойту по вкусу, так что мужчина проигнорировал её, зато искупил свою вину сразу же, рассказав хорошую новость - Хаузера не будет некоторое время. Николь улыбнулась, кажется, впервые за сегодня. Значит пока его нет, она будет делать всё, что угодно и даже выходить из комнаты, ну правда, если не было приказа не выпускать её. Вайс отрицательно помотала головой, отвечая на следующий вопрос, хотя желудок пробормотал что-то ненавязчивое, но противоположное. Но, видимо, из-за пережитого стресса есть Николь не хотела, даже не возникало желания положить что-то съестное в рот.
Дерек мягко проводит ладонью по щеке Николь, так что она слегка теряется на пару секунд, а после подаётся вперёд, прижимаясь к мужчине и прикрывая глаза. Он обнимает её не сразу, но всё же не отталкивает, это главное. Эти объятия успокаивают, Николетт замирает на несколько минут, чтобы насладиться моментом. В этом доме не так много людей, которые могли бы посочувствовать или успокоить, пока для Вайс открылся только Хойт, глаза которого полны сожаления, а редкая улыбка заставляет улыбнуться в ответ. Через некоторое время Николетт почувствовала, как ладонью Дерек ласково проводит по её спине, пальцы аккуратно касаются волос, слегка вплетаясь в них. Столько нежности лишь в одном прикосновении, как же это много значило для Вайс. Николь толком даже не может разобрать слов, сказанных им, только через пару секунд до неё доходит смысл, настолько она увлечена последствиями объятий. Сердце бьётся сильнее, а щёки розовеют, Николетт даже чувствует, как они горят огнём. Она поднимает глаза на Дерека, тянется, неуверенно приближается к нему и дарит лёгкий, воздушный поцелуй, прикрывая глаза и на секунду замирая совсем рядом с губами мужчины, на расстоянии миллиметра. Это ощущение кажется таким сладким и пленительным, но в тоже время пугающе опасным. Николетт и понятия не имеет, как Хойт отреагирует на её действия, она словно прощупывает почву под ногами, и раз мужчина не сопротивляется, то значит можно и дальше совершать необдуманные, совсем не понятные ей самой поступки. Её ладошка оказывается на плече Дерека, медленно сползает ниже, отодвигая край футболки и забираясь под неё, чтобы столь же медленно провести по торсу мужчины. Она делает едва слышный вдох, чтобы не задохнуться от той нежности, что испытывает. Внезапно пугается самой себя, своих действий, боится одновременно спугнуть Хойта и вновь замирает, ошарашенно глядя на мужчину, будто не она секундой ранее пыталась забраться ладошкой ему под футболку.

+1

7

Ему действительно стоит уйти отсюда, послушать бы трезвый голос разума, но нет - кто вообще способен такое сделать, по крайней мере сразу, когда держит в своих руках небезразличную для сердца девушку? Ее губы совсем нежно коснулись губ Хойта, однако, ему с трудом удается хотя бы сдерживать порыв вновь поцеловать Николь, пока она замирает в ничтожных миллиметрах от его лица. Конечно, он мог бы наплевать сейчас на все запреты и поддаться своим желаниям, только вот не нужно быть дураком, чтобы понять: если Хаузер каким-то образом увидит запись происходящего в этой спальне, пострадает именно Николетт. Немец ведь действительно видит, как к ней относится подчиненный, а значит физическое наказание для одного человека станет моральным наказанием для другого.
- Никки, - уже раскрыв рот, Дерек понял, что даже не подобрал нужных слов, только сложил ладони на тонкой женской талии, легонько смяв в пальцах горячее тело, и заглянул в широко распахнутые глаза. В них читался испуг. И ожидание того, что мужчина, наконец, перестанет следовать правилам, и сделает то, о чем сам давно подумывает. - В этом доме куча камер, и через одну сейчас за нами могут наблюдать... а я не хочу, чтобы ты пострадала из-за меня.
Собрав волю в кулак, он все-таки отстранился от Вайс и поднялся на ноги, нерешительно отступив к двери спиной.
- Я... я обязательно что-нибудь придумаю. - Хойт говорит негромко, но так, чтобы девчонка могла его услышать. И все равно при этом чувствует себя идиотом - внутри быстро бьется сердце, и нет совершенно никакой уверенности в том, что поступаешь правильно. До сего момента он, конечно, не единожды рисковал на работе, выполняя поручения Хаузера, но тот риск казался рациональным и оправданным. Чего не скажешь о влюбленности: она выводила из равновесия и ослепляла. Опасное чувство.

+1

8

Она боялась, что может сказать Хойт на её внезапное проявление чувств, да и реакция Хаузера, если бы вдруг он узнал о происходящем, была весьма понятно. Легко можно было предугадать, что сделает Марк, если узнает обо всём, что его остановит, когда он в приступе злости и гнева пожелает убить обоих? Николь дышит едва слышно, всё ещё заглядывая в глаза мужчины и прижимаясь к нему. Его руки смыкаются на талии девушки, Николетт вся сжимается от этих прикосновений, желает большего, но не рискует продолжить, ожидая реакции Дерека. Даже то, как он произносит её имя, завораживает, заставляет слушать, внимать, чуть приоткрыв губы, чтобы хватать ртом воздух. Вайс едва разбирает его слова, задумываясь о них, даже камеры её, кажется, не пугают, а нежность и забота со стороны мужчины лишь располагают к нему. Девушка готова таять в его объятиях, даже просто в объятиях хотя бы несколько минут, часов, дней подряд, чтобы заглушить в себе то желание нежности, что ей так необходима.
Дерек отстраняется, отступая к двери, его шаги нерешительны, и Николь прекрасно видит желание в его глазах, но он усилием воли всё же отстранился от неё, оставляя одну. Опять.
- Я... я обязательно что-нибудь придумаю.
Да что тут можно придумать? Я его собственность и с этим ничего не придумаешь, как бы ни старался.
Может быть чувство какой-то немного жесткой обиды и оскорбление гордости, но Николетт лишь хмыкнула в ответ, надув губы и потупив взгляд. Нет, она конечно же всё понимала, прекрасно понимала тот риск, на который ещё пару минут назад сама заставляла пойти Хойта. И она понимала, чем эта оплошность может грозить приближённому Хаузера в будущем, если вдруг хозяин узнает обо всём. У Марка на лбу было написано, что он жадный до своей собственности, да это можно было принять и всё же было лучшим вариантом, чем если бы Николь пошла по рукам в его доме. Но сейчас этот факт мешал.
Николетт медленно, ничего не говоря, сползла с постели, взяв в руки ещё недавно опрокинутый стакан, и подала его Хойту - мол раз принёс, то и забери. А потом столь же обиженно заглянула в один из своих комодов и, взяв оттуда вещи, скрылась за дверью в ванной комнате, откуда через пару секунд послышался шум воды. Она не то чтобы обижалась, скорее просто расстроилась, с другой стороны, чего следовало ещё ожидать от Хойта? Он сделал всё правильно, оценив ситуацию.
Только встав под струю тёплой воды, Николетт начала понимать, что в её комнате камеры, что за ней наблюдают, и Хойт прав - нельзя так рисковать. Внезапное чувство злости и ненависти к Хаузеру было смыло водой, Николь старалась успокоиться и унять в себе то желание, что возникло минутами ранее.

0

9

В коридоре все было спокойно. Закрыв за собой дверь, Дерек беспокойно прошелся из стороны в сторону и, поставив стакан на тумбу около стены, глубоко и шумно вздохнул, закрыв глаза. Он ведь еще никогда не делал глупостей, и даже не предполагал, что однажды окажется перед столь сложным выбором. Борьба с искушением. Случись такая ситуация с кем-то другим, мужчина рассудил бы ее с куда большей легкостью, но сейчас... зная, что за стеной его ждет столь желанная девушка... нужно ведь только вернуться обратно!
Спустя пару минут он даже чуть было не сделал это. Подошел к двери, уткнулся в нее ладонями и простоял так некоторое время, борясь с внутренним голосом, взывающим к остаткам разума. К сожалению, его сила стремительно уменьшалась, и, когда, казалось, уже ничего не сдерживает Хойта, тот все-таки решительно вошел в помещение, сразу же направляясь к ванной комнате. Последним знаком стало то, что Николетт не закрыла дверь на замок, так что мужчина ворвался в ее личное пространство безо всяких заминок. Он не мог заставить себя притормозить, не позволял мозгу выдать еще десяток аргументов в противовес идиотской выходке, и прежде, чем девушка успела понять что либо, Хойт развернул ее к себе лицом и, обвив талию обеими руками, впился в женские губы крепким поцелуем.
Под потоком воды одежда начала намокать, прилипая к телу. Не сговариваясь, парочка принялась избавляться от нее - пока пальчики Николь тащили вверх футболку, Дерек успел разобраться с ремнем брюк и не глядя попытался потащить потяжелевшую ткань вниз, отстранившись на мгновение, чтобы помочь девчонке обнажить его торс. Дыхание тяжелело, а набирающее обороты возбуждение концентрировалось ниже пояса, и, когда все тряпки вместе с обувью остались валяться на полу вне душевой кабины, член мужчины уже был напряжен до предела.
Не переставая жадно целовать Ник, Хойт легко приподнял ее за ягодицы, заставляя обхватить свою талию ногами, и, прислонив спиной к одной из стен кабины, одним движением вогнал орган во влажное лоно любовницы, тут же останавливаясь внутри. С приоткрытых губ невольно сорвался горячий выдох, и сам Дерек заглянул в глаза девушке, даря новый, нежный поцелуй.

+1

10

Капли воды скатывались по телу, а время тянулось бесконечно. Николетт просто стояла под тёплой водой, то и дело ныряя в неё с головой, чувствуя, как заканчивается кислород в лёгких, но даже тогда не сразу отстраняясь и делая вдох. Мазохизм чистой воды, даже смешно. Обида прошла ещё несколькими минутами ранее, девушкой завладела скорее грусть и отчаяние. Скольких ещё она может встретить вот так на протяжении всей своей жизни, которые оставят след в её голове и сердце, но эти глупые законы не позволяют ей сделать хоть что-то, лишь только удовлетворять потребности нелюбимого мужчины. Возможно, она и не повстречает больше никого, а будет вспоминать Хойта, хотя какие тут воспоминания - то, как он принёс ей апельсиновый сок. Смешно. Хоть и её любимый. Или этот даже отчасти детский, нежный поцелуй, который она подарила ему, сидя на своей постели. Глаза наполнились слезами от одних лишь воспоминаний, и плевать, что ещё пару минут назад это были самые счастливые моменты её скудной жизни.
Вайс не слышала, как открылась или хлопнула дверь, даже не определила по звукам приближение мужчины, звук воды заглушал всё, только лишь когда её коснулись чьи-то пальцы, разворачивая на все сто восемьдесят градусов, лишь тогда она осознала, что Хойт рядом, обвивает её талию своими ладонями, чуть сжимая нежную кожу, и впивается в губы Николь. Девушка ошарашенно смотрит в его глаза, но лишь пару мгновений. После прижимается к мужчине, отвечая на поцелуй и не желая выпускать его из своих объятий. Всё же приходится чуть отстраниться, чтобы лишить его уже намокшей одежды, а после вновь прижаться, впиваясь в губы. Дыхание сбивчивое, а сердце бешено чеканит свои удары. Пальчики Николетт изучают торс мужчины, переходя на спину, оставляя на коже красные следы и следом царапины. Николь обхватывает ногами талию Дерека, а в следующую секунду с её губ срывается первый стон наслаждения. Она замирает, чуть откинув голову, тело ещё ноет после того, как к нему приложился Хаузер, но сейчас так приятно ощущать в себе Хойта, предоставляя своё податливое тело ему. Николь хочет большего, подаётся чуть вперёд, впиваясь в губы Дерека, а пальчики ещё сильнее хватаются за кожу. Вайс с силой насаживается на орган мужчины, кусая его губы и поочерёдно - то ласково и нежно, то оставляя царапины и покраснения - проходится пальчиками по его спине. На каждое движение она реагирует сдавленным стоном, пытается сдержаться, но не может контролировать себя, оставляет дорожку поцелуев на шее мужчины, на его щеке и вновь переходит к губам, покусывая и посасывая их, впиваясь поцелуями и отстраняясь, чтобы сделать мимолётный вдох. Каждое движение приносит одновременно лёгкую боль и такую сладость, что невозможно сдержаться и вновь не податься вперёд. Всё возбуждение концентрируется внизу живота, а на кончике языка словно чувствуется уже новый стон, секундой позже срывающийся с губ вместе с именем мужчины, который сейчас мнёт своими ладонями ягодицы Николетт.

+1

11

Шум воды едва заглушал расходящиеся по помещению стоны. К счастью для любовников, хозяин дома все равно отсутствовал, а остальные его обитатели пока даже не подозревали, что творится в ванной комнате мисс Вайс. Однако, была всего одна вещь, о которой мог знать только Хаузер: даже здесь когда-то давно установили камеру. Она ни коим образом не относилась к охранной системе, а изображение переводилось прямиком в кабинет немца и записывалось, дабы тот мог в случае чего подглядеть за девушкой. Прибегал он к такой возможности не так уж и часто, да и вообще, если честно, иногда вовсе забывал просматривать видео. Если бы Хойт знал об этом, то навряд ли смог бы ощущать себя в безопасности после возвращения начальника.
А сейчас он всецело отдавался приятному процессу. Горячее тело Николь извивалось в руках мужчины, руки беспорядочно скользили по спине, изредка до боли проводя по ней коготками, но Дерека это только еще больше распаляло. Вцепившись в женские ягодицы пальцами, он методично вгонял орган меж обхвативших его талию ног,  жадно прикусывая губами то шею, то подбородок, то губы Ник, заставляя ее тереться спиной о стену душевой кабины.
Его имя, по-началу срывавшееся в шепоте с губ девушки, постепенно переходило с крик. Им обоим было трудно себя контролировать, но, набрав темп, Хойт все-таки нашел силы на то, чтобы закрыть ладонью рот любовницы прежде, чем их мог услышать кто-либо их коридора; а сам тем временем обжигал щеку Николетт горячим дыханием, ощущая, как она стиснула его в объятиях и еще спустя несколько мгновений задрожала, выдавливая приглушенный стон сквозь пальцы Дерека. Он же не останавливался, и, наконец, почувствовав, что дошел до предела, одним толчком вогнал член в истекающее соками лоно девушки.
- Нас могут убить за это... - Обретя возможность вновь говорить после сбивчивого дыхания, прошептал в губы Ник и, не сдержавшись, вновь поцеловал ее, не переставая крепко обнимать. - Ну, это в лучшем случае. Ты не боишься?

+1

12

За все эти минуты Николетт ни разу не вспомнила о страхе или своей же безопасности, её совершенно не интересовал вопрос, что будет если Хаузер узнает, об этом она подумает позже, если он действительно узнает. Хотя с чего бы вдруг? Мало ли зачем Хойту понадобилось заглянуть к девушке в ванную, Вайс нашлась бы что соврать. Ну а пока она вовсе не думала о том, что в её ванной комнате может быть расположена камера, в спальне ещё ладно, куда ни шло, но здесь - зачем?
Стоны становились слышнее, но сдерживать себя было до невозможности тяжело, а уже через некоторое время губы Николетт накрыла ладонь Хойта. Она даже улыбнулась, прикусывая его пальцы, но теперь каждый звук, изданный девушкой, заглушался, можно было полностью отдаться в объятия Дерека, что и делала Николь. Она обжигала его ладонь свои горячим дыханием, прикрывая глаза от удовольствия, стискивая в пальчиках кожу на спине мужчины, прижимаясь к нему сильнее, двигаясь в такт и не останавливаясь. Дыхание сбивается и с каждым разом восстанавливать его всё сложнее, руки блуждают по спине, а все чувства обострены и на грани. Растущее возбуждение внизу живота не даёт покоя до тех пор, пока Николетт не выгибается в объятиях Дерека, по телу проходит заметная дрожь, а с губ срывается более громкий стон. Николетт расслабляется, всё ещё чувствуя лёгкое возбуждение внизу живота, сходящее на нет. Тело податливо и послушно принимает орган мужчины, пока тот не доходит до своего предела.
Ещё некоторое время Вайс просто расслабленно утыкается в плечо Хойта, изредка целуя его и оставляя на коже видимые следы от своих поцелуев. Она, словно кошка, требующая ласки и нежности, прижимается к Дереку, трётся о его шею, руками проводит по его спине, спускаясь ниже.
- Он может убить меня за каждое не так сказанное слово, - улыбнувшись, произнесла Николь, укладываясь на плечо мужчины. Так спокойно, что не хочется терять это мгновенье, одно лишь желание, чтобы оно продолжалось вечно. - Я не хочу отпускать тебя... - произносит она растерянно, чуть отстраняясь и глядя на Хойта. Николь прекрасно знает, что вскоре он уйдёт, иначе будет слишком много вопросов, да и Хаузер мог бы вернуться в любой момент. Девушка приближается к его губам, впиваясь в них, прижимается к Дереку так сильно, как только может.
- Давай сбежим... уедем куда-нибудь... так далеко, где нас не найдут, - тихо прошептала она, глядя Хойту в глаза.

+1


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » (А) 2253-10-11. Насилие питается покорностью.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC