Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

FRPG Dirty games: Alea jacta est

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » 10.09.55 Правда или действие


10.09.55 Правда или действие

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Место действия:
Загородный дом семейства Байер
Время действия:
10 сентября 2055 года, около десяти вечера
Участники:
Richard & Liliana Bayer
Краткое описание:
Все мы рано или поздно расплачиваемся за свои грехи и, как правило, страдает самое ценное, что у нас имеется. Для Рихарда Байера всегда была важна лишь семья и власть, так что мужчина совсем не был готов к тому, что по вине второго он может лишиться столь важной частички своего первого... Жена хозяина города умирает, угасая на глазах и вряд ли что-то, кроме лекарства, в силах будет ей помочь. Это не сказка и Принцесса не пробудится от признания или нежного поцелуя... Она уже знает о том, что её ждет и не ждет никаких оправданий, а он пусть и готов на все ради её спасения, но всех его богатств не хватит на то, чтобы вновь здесь и сейчас вдохнуть в неё прежнюю долю жизни. Жизнь или смерть? Любовь или власть? Правда или действие? Важны ли вообще все эти вопросы, когда ты стоишь рядом с любимым человеком, осознавая, что он умирает по твоей вине? Скоро узнаем, тем более, что Рихарду действительно многое нужно сказать своей жене...

0

2

Желая напиться перед приездом к Лилиан, Байер тупо сидел в своей машине, которая стояла перед их загородным домом. Байер сильно-сильно хотел напиться, чтобы забыть целиком и полностью о том, что происходит, но он не мог, ему надо было ухаживать за женой, следить за непослушными мальчишками, да и за всем остальным домом, слуги которого любили играть на нервах у Байера в последнее время. Рихард боялся зайти в дом и увидеть в нём умирающую Лилиан. Простые таблетки уже не помогали, ученые разработали небольшой препарат, которые сдерживали развитие вируса в организме, но никто не мог гарантировать, что его примет ослабленный организм Лилиан и маленький ребенок внутри неё. Они так хотели эту маленькую девочку, она столько бы для них значила, а теперь Байер успешно свел в могилу и её, и её мамочку, которую он любит до безумия. Ну, практически свел, миссис Байер стояла одной ногой в могиле, а другая лежала на кровати. Он приезжал к ней теперь каждый день и видел, что ей становится всё хуже и хуже, по сравнению с той же Мишель, которая ещё сохраняла более-менее здоровый вид.
Что же я наделал, - думал Байер, посматривая на окно комнаты Лилиан. Теперь в её комнате всегда горел камин, окна и двери были закрыты, чтобы девушке всегда было тепло и уютно. - Я должен ей признаться, Лили всё должна знать! Но я не хотел сделать с ней это, Господи, прошу, забери меня следом за ней... - Об их мальчиках кто-нибудь позаботится: Кэтрин, Даниэль, да даже Маркус будет согласен присматривать за детьми любимой сестры...
Он как можно быстрее поднялся на второй этаж, чтобы Виктория не услышала его, в прошлый раз у них получился не самый приятный разговор. Рихард прикрыл за собой дверь, и как только взгляд остановился на жене, сердце предательски сжалось и отказалось работать дальше.
- Привет, моя хорошенькая. - В горле тоже всё пересохло, Рихард подошел к её кровати и опустился на стул, стоящий рядом. На тумбочке стоял нетронутый ужин, во время температуры никогда ничего не хочется кушать, а у Лили она явно перешагнула за тридцать девять, и подтверждением тому была горячая грелка в ногах и второе одеяло. - Доктор просил передать одно лекарство, оно замедляет рост заболевания и должно помочь избавиться от температуры. - Про ребенка мужчина умолчал, потому как никто не мог гарантировать тот факт, что девочка выживет, и что потом у Лили ещё будут дети. - Давай я тебе помогу... - Он откидывает в сторону одеяла и помогает перевернуться на бок, только после этого достает из небольшого чемоданчика готовый шприц с лекарством и влажную салфетку на спирту. Ему сообщили, что действовать препарат начнет через сутки полностью, значит им осталось лишь пережить эту ночь вместе... Это будет самая страшная ночь в жизни Байера.
Он снова помогает ей вернуться в прошлое положение, заботливо укутывая девушку в одеяла, поправляет подушку, чтобы было удобнее лежать, а потом берет в руки тарелку с запеканкой и делит её на  несколько маленьких частей.
- Тебе надо покушать, служанка сказала, что ты совсем ничего не ешь в последние дни, а как же наша малышка? Если не ты голодная, то она точно. Давай, детка, совсем чуть-чуть. - Он протягивает ей маленький кусочек на вилке, ожидая, когда Лили послушно откроет рот. - Я к тебе на целый день, Кэтрин присмотрит за сыновьями, они по тебе так сильно скучают.

+1

3

Едва ли когда-то мир представал перед нею в более мрачных красках. Лили чувствовала безумную слабость и боль от того, что понимала - только чудо может спасти её. А чуда все не было... Девушка избегала общения с Мишель и Тори, когда поняла, что ей стало намного хуже. Миссис Фрост не была с рождения как в теплице в роли особо важного растения. Её организм боролся со всеми гнетами болезней этого мира, она не была столь оберегаема от малейшего ветерка и поэтому Лили умрет раньше. Какая глупость... Байер умирает раньше потому, что с рождения жила в тепличных условиях, всегда получая желаемое. Рихард стал связываться с женой реже, а бумага, найденная Викторией, не давала девушке покоя. Все отчетливее закреплялась уверенность в том, что это - правда и Рихард сослал её сюда, чтобы женушка умерла спокойно, не подвергая опасности детишек. Близнецы... Сердце болезненно сжималось при мысли о них. Её два маленьких лучика света в этом мраке, её радость, то, что заставляет улыбаться даже тогда, когда по щекам вот-вот заструятся слезы. Она любила их, любила свою семью, мужа... Несмотря ни на что. Тем больнее было лишиться всего этого счастья.
Она пила столько таблеток каждый день, что было странно, когда после такого количества летальный исход не шел вне очереди. Но это уже давно не помогало, а в последние дни Лилиана и вовсе не могла подняться с постели, ощущая сильнейшую слабость и головокружение при малейшей попытке встать на ноги. Аппетит потерян, кажется, что безвозвратно. Ну и пусть. Общение с окружающими сведено до прожиточного минимума - так легче. Рихард приезжал почти каждый день, но это не умаляло боли, хотя она и  рада была тому, что любимый не забыл её. Но... Видеть в его глазах эту вечную жалость? Муки ада...
Кто-то принес её любимую запеканку на ужин, но Лили не притронулась к еде. Жар явно не думал спадать, но Байер явно пребывала в какой-то прострации, выдавая миру пустой взгляд и тихий сиплый от жара голос, когда требовалось зачем-то говорить.
При виде вошедшего мужчины она все-таки нашла в себе силы улыбнуться, почти беззаботно, безуспешно силясь скрыть свое состояние, которое все равно было видно невооруженным взглядом.
ХВАТИТ. МЕНЯ. ЖАЛЕТЬ.
Единственная, наполненная бессильной яростью мысль промелькнула в голове Лили. Снова этот его взгляд, жалостливый, словно и он теряет надежду. Медленно, но неуклонно. Лекарство... Бессмысленно - они оба отлично знают, что она скоро умрет. А он все так же красив и безупречен, словно в издевку над её болью. И все же, Лилиан безропотно позволяет вколоть в себя содержимое шприца. Даже если бы она была сильно против, это бы мало что изменило, ведь для сопротивления нужны силы, коих у Лили не было довольно-таки долгое время.
- Как они? - в голосе отчетливо слышна тоска. Казалось, прошли десятилетия с того времени, как девушка в последний раз виделась с сыновьями. - Как Кэтрин? - о еде ни слова. Вряд ли Рихарду понравится её трагикомичный рассказ об отсутствии всяческого намека на аппетит.

0

4

Казалось бы, Рихард должен был привыкнуть к тому, что почти каждый год его жены и любовницы либо умирали, либо отправлялись на тот свет, либо в бордель, Лили не должна стать исключением – Байер всегда с легкостью справлялся со своей болью при помощи алкоголя и легких наркотиков. Но появилась одна маленькая проблема в этом идеальном плане. У него никогда не было настоящей, взаимной любви, никогда не было детей, которые доживали до года и были чертами своего лица похожи на их маму. А мама сейчас ждала ещё одного ребенка и умирала, в любой момент её сердечно могло не выдержать, и остановиться, не смотря на то, что она обещала ему долгую и счастливую жизнь.
- Она очень ждут тебя, продолжают болтать между собой на своём особом языке, выводят из себя няню, в общем, всё как обычно. – Байер пытается не говорить о том, что мальчики плачут и требуют свою любимую маму, чтобы не огорчать Лилиан. – Кэтрин пытается с ними справиться, они очень любят свою тетю, правда, не знают, как к ней лучше обращаться – Кэт, или ня?
Рихард пытается свести всё общение только к положительным эмоциям, Лили вредно думать о смерти и разлуке, поэтому он старается как можно осторожней подобрать следующую тему для разговора, начиная представлять их светлое будущее.
- Представляешь, как обрадуются мальчики, когда их любимая мама вернется! Они с тебя точно не слезут, и будут слушать, что же там пытается говорить их маленькая сестренка. – Байер не думает о том, что произойдет, если Лили и ребенок умрут, он окончательно внушил себе, что с девушкой всё будет хорошо. – Снова начнутся пеленки, крики, вставания по ночам…
Он садится к ней ещё поближе, ей требовалось поесть, иначе действия от укола будет совершенно никакого. Мужчина подносит вилку с едой прямо к её ротику, делая при этом достаточно серьезное лицо.
- Дорогая, давай, иначе не буду рассказывать тебе новости и перестану приезжать! И никаких мармеладок! Лили, давай кушать, не будь маленьким ребенком, ты прекрасно знаешь, что жар спадет, как только ты поешь, и как же ребенок, малышке так же плохо, как и тебе. – Рихард снова протягивает к её губам еду, смотря на девушку с легким осуждением. Если потребуется, он попросит врача вставить в неё трубку, и Лили будет питаться уже более жидкой пищей, чем сейчас.

0

5

Хотелось снова уснуть, но наличие Рихарда рядом не давало такой возможности. Бросаться урывками встреч - опрометчиво, ведь кто знает, сколько им осталось? Девушка слегка улыбнулась, словно боясь того, что он прочтет подобные думы на её лице. Это было бы жестоко - показывать любимому, насколько слабо она сейчас верит в хеппи-энд. Лили оценила желание мужа скрыть от неё все плохое, то, с каким старанием он обходил острые углы, но ведь это не могло изменить всей сути происходящего. Нехотя, девушка открывает рот, после пережевывая кусочек запеканки. Казалось безвкусным и бесполезным продуктом, но что делать - слова о ещё не рожденной девочке стимулировали делать даже то, на что организм считал себя неспособным. Есть, улыбаться, говорить что-то... Все ради неё, даже жизнь. Лили мечтала о том, чтобы нашелся способ спасти ребенка. Что угодно, как угодно, надеясь на чудо, лишь бы она жила... Её такая любимая девочка, но словно бы уже сейчас обреченная умереть вместе со своей матерью. Неутешительный прогноз. И самое время расстроить планы любимого мужа на позитивное мышление.
- Ты ведь с самого начала знал, да? Я видела результаты анализов, хоть недолго, но вполне достаточно для того, чтобы разобраться в самом главном. Виктория не дала мне убедиться окончательно, но я все больше уверяюсь в том, что это так. Но почему? Как? Тогда вирус был малоизвестен в городе, и так быстро среагировать мог лишь тот человек, который знал обо всем заранее или просто был осведомлен лучше других. Как так получилось? Ты в такой дружбе с медицинскими центрами? Или ты... - голос сорвался на всхлип. Глупая догадка, отчаянная и странная. Думать о том, что Рихард мог самолично подписать стольким жителям смертный приговор? Нет! Это жестоко, бесчеловечно! Лили отказывалась верить в то, что её муж, любимый человек, отец её детей, такой любящий и нежный мог так поступить с людьми, не имеющими никакой защиты. Это было бы и вправду слишком больно.
- Это все равно уже неважно. - скорее уж себя успокаивая, чем его. Хотя, это правда. Какой смысл в разоблачениях, если одного из участников диалога вскоре наверняка не станет. Отрицательно покачав головой, Лили отгоняет от себя непрошенные мысли о причастности мужа к тому, что с ней происходит. Обреченность и усталость в голосе не скрыть, но Лили улыбается, позволяя себе вершить самообман. Лгать себе, думать о том, что все хорошо, ведь он рядом.
Прекрати думать об этом... Что бы он не делал, ты все равно будешь его любить - это неизменно. Возмущайся, кричи, бей все, что попадается под руку, но своей любви не отменишь.
Доверчиво глядя на Рихарда, девушка слегка улыбается, протянув ладонь к его лицу и погладив мужчину по щеке.
- Дальше я сама справлюсь. - прошептав это, Байер взяла из его рук тарелку с запеканкой, и, подцепив первый кусочек, отправила его в рот, пережевывая. Все равно безвкусно, но Рихард не отстанет.
- Ужасно... Как я могла любить эту еду? - с учетом отсутствия аппетита проще было спросить, как она вообще смела любить есть, но меланхолия уступила место напускному оживлению.
- Итак, через сколько должно подействовать лекарство?

0


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » 10.09.55 Правда или действие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC