Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

FRPG Dirty games: Alea jacta est

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » 12.09.55 Несчастье сближает


12.09.55 Несчастье сближает

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Место действия:
Дом Фроста
Время действия:
15.09.55, вечер
Участники:
Michelle Frost и Daniel Frost
Краткое описание:
Прошло достаточно много времени, прежде чем Даниэль вернулся домой, но по-прежнему сторониться всех своих близких, включая жену. Сначала Мишель была не на шутку обеспокоена подобным поведением, но позже смирилась, и решила оставить Фроста в покое. В один из таких дней Мишель замечает, что мужу плохо - потеря памяти сказывается достаточно плохо, а как назло врача в доме не было. Кажется, это её шанс, и она решает немного помочь Даниэлю и, заодно, немного поговорить с ним.

0

2

В её сознание снова вернулись слова «моё» и «твоё», про «наше» она забыла как-то слишком быстро с того самого момента, как Фрост вернулся домой. Мишель сразу же оградили от него, просили не беспокоить хозяина, о его состоянии она узнала только через лечащего врача, а о произошедшем – от Маркуса. Хорошо, что парень тогда был в нормальном настроении, вернее в том, когда он мог свободно говорить с женой брата без колкостей и попыткой снова соблазнить её. Несколько раз Мишель пыталась прорваться к Даниэлю, пускала в ход различные хитрости, какие только можно, но потом сдалась. Если муж не хочет видеть обеспокоенную жену, то так и будет. Девушка молча шла к себе в спальню всё с теми же надоедливыми решетками, или к сыну, чтобы снова порадоваться его успехам.
Совсем скоро, через каких-то несколько дней маленькому Нэйтану исполниться годик, его первый большой праздник, за исключением Рождества. Рождение Нэйтана тогда чуть не стало трагедией для их семьи: Мишель не участвовала в рождении сына, и два дня лежала в коматозном состоянии, едва не отправившись на тот свет. Чуть позже она узнала, что и сын тоже был очень слаб, и лишь благодаря врачам они оба смогли жить дальше. Сейчас маленький Натаниэль подрос, он совсем стал как его отец, даже внешне похож, лишь глаза как у мамы. А ещё он научился требовать что-то точно так же, как и Даниэль – крича и топая ножками, зовя маму или тетю Лауру, папу он, однако, побаивался.
Перед сном Мишель решила заглянуть к сыну, он сосредоточенно стоил башенки из различных кубиков, обычно Мишель с удовольствием присоединялась к этой игре, но сегодня она просто стояла рядом с дверь, прислонившись к стенке, и с улыбкой на лице смотрела на ребенка. Он был настолько занят этим действием, что не замечал присутствие мамы. Но время уже достаточно позднее, поэтому Мишель всё же вмешивается в детскую игру.
- Давай, Нэйт, завтра сможешь закончить, а сейчас мы будем спать. – Порой девушка брала ребенка с собой в спальню, как в первые дни после его рождения, так как чувствовала себя слишком одиноко. Переодев малыша в пижамку, Мишель принимается тихо напевать ему колыбельную, Нэйт принимается снова играться, но на этот раз с любимой погремушкой. Колыбельная заканчивается, и Натаниэль просто продолжает смотреть на маму, словно ждет чего-то интересного. Мишель лишь глубоко вздыхает, и принимается играть с его маленькими мальчиками. – Не хочешь спать? И мама тоже не хочет. Может, прочитать тебе сказку?
Так как все книжки в детской были уже читаны-перечитаны, Мишель выходит из комнаты и направляется в библиотеку, чтобы взять очередную сказку. Попутно проходя мимо кабинета Даниэля, она слышит, как муж с кем-то ругается, но не придает этому сильного значения, лишь отдельные слова дают понять, что он говорит с врачом, и жалуется на сильную головную боль.
«Может, стоит перебороть свою гордость, и  помочь?» - Мишель решается не сразу. Девушка быстро возвращается к Нейту и, обнаружив, что малыш уже крепко уснул, идет к себе в спальню. Когда-то врач прописал ей сильные обезболивающие, они так же помогали от головной боли, взяв две таблетки, Мишель наливает в стакан немного воды и направляется к Фросту в кабинет. Он стоял на балконе, видимо вспомнив, что свежий воздух тоже может помочь. Мишель постучалась о дверной косяк, и подошла к нему.
- Возьми, это должно помочь, хотя бы поможет уснуть. – Странная штука, судьба, раньше Даниэль уговаривал Мишель сходить к врачу или принять какие-нибудь таблетки, а теперь Мишель старается вылечить своего мужа.

+1

3

Дэн, оперевшись руками о стол, разговаривал по мобильному телефону. Хотя, нет, разговаривал - это слишком мягко сказано. Фрост орал в кусок пластмассы так громко, что, наверно, его слышали в дальних комнатах его особняка.  Казалось, мобильный разлетится от его гневных криков на маленькие кусочки. Даниэлю было неимоверно сложно контролировать свою злость, которая выливалась из него через маты и другие грязные слова.
- Да мне срать, что там написано! Если ты не можешь сделать ничего, кроме того, как прописать мне очередные таблетки, которые помогут справиться с этой адской головной болью, то зачем мне такой лечащий доктор?! Их пруд пруди в нашем городе, может быть найду кого-то получше! -  Дэн гневно разносил в пух и прах работу доктора, который следил за его самочувствием, после того как Фрост вернулся домой. Вот только лучше ему не становилось: постоянные головные боли, которые терзали мужчину день за днем. Даже самые сильные обезболивающие не помогали справиться с ней, лишь слегка ослабляли боль, которая спустя несколько часов возвращалась вновь.
Даниэль отшвырнул от себя мобильный, не в силах больше слушать оправдывания доктора, которые нес какую-то чепуху. Фрост устало потер переносицу, виски ломило от боли, потом она волной плыла к затылку, а потом обратно. это сильно изматывало его, иногда ночью он просыпался от этого болезненного чувства, не в силах больше уснуть. Под его носом, на тумбочке, всегда стоял стакан прохладной воды и блистер с таблетками, которые мало помогали.
Сейчас бушующие внутри волны злости и агрессии мало-помалу успокаивались. Даниэль открыл дверь, ведущую на балкон и вышел в прохладу ночи. мужчина вцепился руками в мраморные перила и слегка наклонил голову, прикрыв глаза и глубоко дыша полной грудью. Свежий воздух слегка остудил его разгоряченный пыл, даже, как ему показалось, боль в голове стала более терпимой, но она до сих пор невидимым призраком маячила где-то рядом с ним.
Головные боли были не единственным последствием его похищения. Амнезия. Из-за нее Даниэлю приходилось практически заново учиться всему, а главное, доверять людям. Когда он возвратился, выяснилось, что у него есть брат, жена, начальник охраны, которая в прошлом была лучшим другом. Но так ли это на самом деле? Дэну мерещилось, что они решили воспользоваться его временной потерей памяти, ради своей собственной выгоды. Паранойя мания преследования крепко поселились в нем. Дэн отгородился от всех, стал более замкнутым, неразговорчивым. В нем не было личности: он ел, пил спал, разговаривал, но ничего больше. Приходилось заново учиться чувствам. Иногда мужчина пытался вспомнить свою прошлую жизнь, то она была закрыта под стеной, которая надежно скрывала события, которые произошли за всю его жизнь, не считая последние несколько месяцев. Порой ему казалось, что он нашел зацепку и стоить за нее потянуть, и все выйдет наружу, он вспомнит. Но нет, это было так же сложно, как и поймать за ниточку воздушный шарик, наполненный гелием, который улетаем далеко ввысь. А после бессмысленных попыток что-то вспомнить, головная боль возвращалась нежданной гостьей, которую Даниэль послал бы к чертям собачьим, если бы мог.
Когда-нибудь я сойду с ума от всего этого, - про себя подумал Даниэль, сжав зубы. Мужчину отвлек стук по дереву, и он, открыв глаза, повернулся в сторону двери. В проеме стояла Мишель со стаканом воды и упаковкой таблеток в руках. Занавеска позади ее колыхалась под дуновением легкого ветерка.
- Возьми, это должно помочь, хотя бы поможет уснуть, - произнесла она. Дэн с недоверием и даже с легким презрением посмотрел на таблетки в руках своей, так называемой, жены.
- Ты думаешь, самая умная тут, умнее этого доктора, который имеет хоть какое-то образование? Думаешь, я еще не выпил целую гору этих лекарств? - со смешком ответил Даниэль. Может, это прозвучало немного грубо, но мужчину это мало волновало. Вообще, ему в последнее время было наплевать на все, на то, как общается с окружающими, что им говорит.

+1

4

Мишель даже слегка обиделась, когда Даниэль с таким презрением в голосе поставил её на своё место. Конечно, у неё не было никакого образования, даже школьного, но благодаря тому же Дэну, Мишель старалась изучать хоть какие-то науки, правда теперь об обучении можно было бы забыть, новому Фросту как будто бы всё равно, что происходит внутри его большой семьи. А Мишель не могла долго терпеть игнорирование, а подобное отношение и вовсе снести не могла. Всё так же продолжая настойчиво держать руку перед собой, сжимая в кулачке две таблетки. Если он добровольно не выпьет их, то она сама впихнет их в его глотку, чего бы ей этого не стоило, даже если мужчина решит потом самым жестоким образом наказать свою супругу.
- Ты прав, я ни черта не смыслю в медицине, но хочу просто помочь тебе, потому что ты - мой муж и любимый человек. Но я прекрасно понимаю, что если ты перестанешь кричать на всех подряд, даже на невиновного врача и прислугу, то голова у тебя определенно не пройдет.
Единственное, в чем не изменился Даниэль Фрост, так это в собственном упрямстве, которого и до потери памяти ему было не занимать. Сейчас Мишель просто наблюдала за очень озлобленным мужчиной, который потерял доверие ко всем подряд.
"Надо оставить его в покое, пусть и дальше живет себе так, как вздумается..." - Размышляла Мишель, смотря в глаза мужа, полные ярости и боли. Раньше она знала, как можно справиться с таким недугом, но, смотря сейчас на этого человека, ей больше всего хотелось развернуться и убежать в свою комнату, что расплакаться, как маленькому ребенку. Но проблема в том, что Мишель уже не ребенок, она сама мать, которая должна подавать пример.
- Даниэль, прошу тебя, - Мишель смотрела на него умоляющим взглядом. - Хватит повсюду искать своих врагов! Мы не причиним тебе вреда, мы с Маркусом искренне любим тебя, ты глава этой семьи, тебе подчиняются добрые полгорода, а остальная часть просто боится! - Как ещё можно доказать что-либо этому человеку Мишель не знала. Но понимала, что сам скоро сойдет с ума с таким отношением Даниэля к происходящему. Девушка ставит стакан с водой и таблетки на небольшой столик рядом, а потом с особой осторожностью берет мужчину за руки, конечно, он в любой момент может одернуть их, оттолкнуть и прогнать жену, но её отношение к нему изменить не сможет. - Почему ты просто не можешь поверить мне? Поверить в то, что видишь своими глазами? - Всю ту же надежду можно прочесть в её больших синих глазах. - Пожалуйста, дай мне хоть крохотный шанс, Даниэль! Ты всем всегда давал возможность проявиться, показать себя, только своего сына смог полюбить сразу. А сейчас он называет тебя дядей, и боится. Подумай сам, чего ты хочешь.

+1

5

Дэн яростно смотрел на девушку, которая стояла рядом с ним. По идее, ее искренние слова, которые явно шли от сердца, души, должны были затронуть его. Кого бы оставили равнодушным такие слова? Вот, оказывается, Даниэля это ни капли не тронуло. Мужчина холодно смотрел на Мишель, которая вглядывалась в его голубые глаза с надеждой, стремясь найти там хоть какой-нибудь отголосок теплых чувств. Синее теплое море столкнулось с холодом голубого льда.
Больше всего он желал, чтобы его оставили в покое. В данную минуту. Не лезли с этими словами о доверии, о мнимых друзьях и приятелях, не это нужно было ему в данное мгновение. Дэн хотел остаться один и не слушать этой белиберды. А еще бы он хотел, чтобы голова прошла как можно скорее. Из-за своей уверенности (или же, скорее, упрямости?) в том, что таблетки не помогут ему, он принципиально отказывался принимать лекарство. Фрост неподвижно стоял в трех шагах от Мишель и смотрел на нее снизу вверх. Если бы сейчас кто-то вышел на балкон и увидел эту картину, то не сказал, что это муж и жена. Нет, Мишель была несомненно собственностью Фроста, но в данное мгновение он и обращался с ней как с вещью. Но мужчине было все равно.
Закончив одну часть своей речи, девушка перешла к третьей. Даниэль заскрипел зубами от раздражения, а потом еще напряжения и настороженности, когда его жена берет его за руки. Мужчина не любил никаких телесных контактов: ни объятий, не прикосновений. В любой момент Дэн мог отбросить ее руки, скинуть их, но он не сделал этого. Не сделал не потому, что что-то внутри него вспыхнуло, нет. Он не поступил так, потому что ему интересно узнать, что же последует дальше, какие же очередные слова выдумает Мишель, для того чтобы достучаться до него.
Когда же это все кончится? Ей самой это не надоело? Раз за разом... Поперек горла уже
-Даниэль! - ласково обратилась к нему Мишель, встряхивая его руки, - Ты всем всегда давал возможность проявиться, показать себя, только своего сына смог полюбить сразу. А сейчас он называет тебя дядей, и боится. Подумай сам, чего ты хочешь.
- Чего я хочу? А то ты не догадываешься, а? - процедил он, выдергивая свои руки и стряхивая их, словно они были в грязи , - я хочу, чтобы ты сейчас ушла, оставила меня в покое и впредь больше не затрагивала эту тему. Знай свое место, я сам решу, кому доверять, а кому нет. Я не собираюсь слушать женщину. Может быть, давал возможность, но ее еще нужно заслужить, - мужчина замолчал, а потом кивнул головой на столик, на котором стояли таблетки и стакан с водой, - И забери таблетки. Они мне без надобности, тебе пригодятся, - Дэн злился, а головная боль еще больше усиливала эту злость, которая и выливалась на голову бедной Мишель. Дав ей понять, что разговор законен, Дэн развернулся к ней спиной и подошел к ограде балкона.

+1

6

- Моё место рядом с тобой! - Без лишних раздумий ляпнула Мишель, с яростью смотря на своего мужа. Конечно, он главный в семье, она должна слушать его беспрекословно слушаться, прямо сейчас она должна выйти из комнаты, оставить мужа в покое, так сказать, как он и приказал. Но проблема в том, что за полтора года совместной жизни у Мишель прорезался нехилый голос, да и сам Даниэль не раз говорил своей глупой и наивной жене, что она тут почти что главная и должна брать управление в свои руки.
Как только Фрост поворачивается к ней спиной, Мишель не выдерживает окончательно, снова подходит к нему, стук небольших каблучков выдает всё её движения, Дэн мог понять, что девушка решила не уходить, а будет продолжать стоять на собственном упрямстве. Она несколько раз стучит кулачками по его широкой спине, выражая своё недовольство.
- Слушай меня внимательно, Даниэль Фрост! Ты сам говорил мне, что я должна чувствовать себя свободной, ты неоднократно доказывал мне это. Можешь не слушать женщину, но ты будешь слушать свою жену, прямо здесь и сейчас!
Мишель хотела было сказать про то, что ей таблетки без надобности, но обвинять мужа в том, что она не может больше иметь детей слишком жестоко. Даниэль не виноват в том, что в тот момент Мишель была слишком слаба физически, зато морально сейчас... Ещё немного, и Мишель была готова скинуть это творение божье с балкона, может тогда у него и голова и сразу амнезия пройдет? Но рисковать не стоило...
- Прямо сейчас, бессовестное ты создание, ты выпьешь таблетки и пойдешь спать, как нормальный человек. Ругаешься на врача, а как-будто он пропишет тебе что-нибудь другое обезболивающее! - Со всей возможной силой Мишель заставляет Фроста повернуться к себе лицом. Стоило ей замолчать, как девушка поняла, что вот-вот расплачется... Сколько ещё он может игнорировать её попытки начать разговор, как долго ещё будет эта идиотская игра в кошки-мышки?!
- Как заслужить эту возможность, когда ты к себе никого не подпускаешь?! - Голос Мишель совсем дрогнул, но слезы ещё не проявились в глазах, поэтому девушка с легкостью продолжила своё наступление. - Ты стал как раньше, даже хуже! Думаешь только о собственной личности, и ни о ком другом, ты грязный эгоист, да что б ты больше никогда не вспомнил о своём прошлом, иначе отправишься прямиком к дьяволу! - А вот теперь эмоции Мишель вышли на первый план, и она со всей силы, что было, ударила мужа по щеке.
"Дура... он убьет меня и прямо сейчас... "- Мишель сделала несколько шагов назад, и теперь стала смотреть на него своими большими, жалостливыми глазками. Но умолять мужа вслух больше не собиралась, гордость больше не позволяла.

+1

7

Парень облокотился на перила. Ему казалось, что голова пройдет, если чуть-чуть перегнуться через них. Кровь прильет к голове и боль уменьшится, хотя скорее всего это был самообман. как и все то, что окружало его? Даниэль не мог знать этого, потому что он ничего не помнил. Чертова амнезия не могла позволить ему быть тем, кем он являлся раньше. А каким же он был до всего этого? Таким же агрессивным? Злым? вспыльчивым? Несомненно он знал, что упрямость и настойчивость остались с ним даже после похищения, эти два качества не покинули своего хозяева. А вот все остальное... Любил ли он? Слова Мишель о его любви к сынишке проскользнули мимо него, но он уловил их суть. Мальчугана, которого Дэн часто выдел играющим в кубики, Фрост сторонился. Нет, не потому что чувствовал угрозу, это бред. Ему казалось, что это не его, что это все чуждо ему. Годовалый сынишка при первой встрече протянул свои крохотные ручки к папе, но Фрост отодвинул их. После Нейт видел папу лишь кричащим на прислугу, на дядю Маркуса, на маму. Естественно, малыш начал обходит "дядю". Но и это мало волновало Даниэля. После потери память его жизнь началась словно с чистого листа, на которой еще не было ни единой надписи. Оставались только кошмары его похищения, которые будили его ночью, но о них мужчина никому не рассказывал.
Он спиной чувствовал, что Мишель никуда не ушла, а продолжала стоять и смотреть на него. Он хотел было развернуться и послать ее в свою комнату крепким словечком, как она торопливо подошла к нему, цокая каблуками. При этом Мишель несколько раз стукнула его по спине, что было для Даниэля полной неожиданностью. Сейчас он по ходу дела открывал новые грани характера своей жены, которые ранее ему были известны, но теперь стерлись. Вновь пламенная речь полилась из ее уст непрерывным потоком. Срываясь на крик, она сопровождала слова редкими ударами по спине, слабыми и не калечащими Дэна, но они сильно раздражали мужчину.
Слова о прошлом задели его. Разгневанный мужчина резко повернулся к Мишель, стремясь высказать ей все, что думает, что накопилось, не скупясь на выражения. И именно в этот самый момент звонкая пощечина прилетала ему в лицо. Силы Мишель не жалела, но она не делала это, чтобы причинить боль мужу. Просто она больше не была в силах терпеть его безразличие, безучастность. и это был всплеск эмоций.
Удар Мишель вогнал Даниэля в ступор. Щека пылала, но он не ощущал боли. Злость и удивление перемешались внутри него. Повинуясь внезапному порыву, он схватил стакан с водой со столика и вылил его на Мишель. Девушка вскрикнул, а Дэн откинул стакан в сторону. Емкость разбилась с громким хлопком, от которого девушка боязливо съежилась, словно целились в нее, и блестящее море укрыло балкон, несколько мелких осколков упали на дорожку перед домом.
- Не смей больше так делать! - прошипел он, в то время, как Мишель не поднимала на него глаза, - не смей называть меня эгоистом и говорит о том, что я думаю только о себе. Если бы так было, то ты бы давно уже была в борделе! - мужчина грубо схватил ее за подбородок и повернул ее к себе лицом, чтобы видеть ее глаза, - ну что, еще раз скажешь, какой я подлец? Эгоист, унижающий всех, а? Психопат?

+1

8

Вроде всё должно было быть наоборот - это Мишель должна окатить мужа водой, чтобы он пришел в себя, но Даниэль посчитал иначе, и решил умерить пыл своей дорогой женушки, которая теперь стояла перед ним не только дрожа от страха, но и частично от накатившего внезапно холода. А как только мужчина разбил стакан, Мишель съежилась, боязливо смотря на мужа, но потом быстро отвела взгляд в сторону.
Итак, она успешно своими словами и действиями разозлила Даниэля Фроста. В прошлые разы, когда это случалось, всё заканчивалось наказание для девушки: в первый и последний её побег Даниэль хорошенько выпорол её, даже дал пощечину, но лишь для того, чтобы успокоить истерику; потом снова была истерика, почти сразу после рождения Нейтана, когда Мишель слишком углубилась в себя и уделяла внимание лишь ребенку, забыв о муже, а тот внезапно вспомнил про свою любовницу и... всё закончилось поркой. Можно ещё вспомнить многочисленные случаи бунта Мишель, её неповиновения, а так же её испытания нервов собственного мужа, но в этот раз Мишель, казалось бы, переступила все возможные мыслимые и немыслимые границы. Благо, что осколки разлетелись по полу вдали от этой парочки, иначе бы сейчас случилось убийство...
Не успела девчонка открыть рот, как Даниэль схватил её за подбородок, и заставил посмотреть ему снова в глаза. Теперь же девушка чувствовала стыд за свои слова, она поняла, что сейчас бесполезно что-либо доказывать собственному мужу, он, как баран, уперся в идею, что вокруг него находятся одни предатели, включая всех близких родственников и бедную, наивную Мишель.
- Тогда почему ты запираешься у себя в кабинете, никого не подпускаешь к себе... - совсем тихо обронила Мишель, продолжая смотреть в глаза мужа, может быть там она найдет правдивый ответ, который исходит от всего сердца, а не разума. - Чего ты ждешь, Даниэль? Когда мы все окончательно начнем пресмыкаться у тебя в ногах, как рабы? Тебе не нужны таблетки и советы врача, тебе нужна семья. - Она всегда выбирала своего мужа, даже в самый роковой момент, когда у Мишель была возможность остаться с братьями и отцом, родить ребенка вдали от всей похоти и лжи, но девочка наивно решила, что Фросту можно хоть как-то помочь найти свет в конце тоннеля. - Давай, отправь меня в бордель, отошли Натаниэля в интернат, уволь Маркуса и разорви все контакты с Лилиан, и со всем внешнем миром. Может быть, тогда ты сможешь поправиться, а? Но что будет потом, когда ты вспомнишь, или когда просто станет легче? О, конечно, ты же сможешь найти настоящих друзей, надо только показать, сколько сотен купюр лежит на твоём счету.
Она не знала, как можно этому человеку ещё доказать свою преданность. Мишель ходила часами вокруг его двери, в то время, как два амбала, стоящих рядом, не пускали её к мужу, говоря, что мистер Фрост не желает никого видеть. Поэтому сейчас Мишель молчала стояла и ожидала вердикта, но в глубине сознания она боялась разлуки с ним. Отправиться в бордель и быть вдали от него и сына - вот самое страшное наказание для Мишель.

+1

9

Мишель не вырывалась и больше (слава Богу!) не предпринимала попыток ударить мужа. Теперь она боялась его, и этот страх был в ее глазах. внезапный всплеск эмоций Даниэля испугали ее, девушка не могла предугадать, как Фрост поступит в тот или иной момент. Порой его действия были непредсказуемы для окружающих. Но она не отводила взгляд. Жена смотрела ему в глаза, вновь пытаясь пробиться сквозь стену. Дэн продолжал держать ее за подбородок, но чуть ослабил хватку, чтобы не осталось синяков на этом прелестном личике.
Закрываясь в своем кабинете, Дэн отворачивался от всего мира. Не подпуская к себе никого и стявя у дверей охранников, Фрост запирался в единственном уголке дома, где он чувствовал себя в относительной безопасности. Если честно первые дни он испытывал стах. Он боялся, что весь этот ад вновь повторится. Но он скрывал свой страх за агрессией и злостью, которые выливал на окружающий. Даже сейчас, иногда, он боялся.
Семья... Вроде бы такое простое слово, а для многих оно многое значит. семь букв, а смыл невозможно обхватить полностью. Но что это понятие для Даниэля? На словах, вся его семья - брат Маркус, сестра Лили, жена Мишель и маленький сын Нейт. Для них характерно понятие "близкие", но этой близости не было. Да и раньше, это было напряженно: из того, что он узнал, а, точнее, ему рассказали, Даниэль понял, что не был хорошим старшим братом. Отдал сестру за какое-то желание, потом, на этой же почве не разговаривал с Маркусом почти год - и это все под понятием "семья". Если раньше этой семьи почти не было, в основном были напряженные отношения, как знал Дэн, то почему бы вновь не создать ее? Вновь открывать для себя людей, смотреть на них с другой, новой стороны. Ага, будешь первооткрывателем, - подумал про себя Даниэль, давно уже привыкший видеть вокруг себя негатив. 
Сейчас он пригрозил Мишель просто так. Естественно, он не собирался никуда отправлять ее. Внутри он понимал, что жена, которая была на много младше его, права. Без них ему не выбраться, не сломать этой заслон, за которым скрывается его память. Если он разорвет эти очень тонкие ниточки, которые пока что связывают его с ними, то все будет кончено.Даниэль закрыл глаза и глубоко вздохнул. Он отпустил подбородок Мишель, которая сразу же отступила на несколько шагов от мужа, искоса поглядывая на него. Запустив руку в светлые волосы и взъерошив их привычным движением, Фрост прошелся по балкону. Осколки бедного стекла хрустели под его ногами, превращаясь в пыль. Мужчине предстояло принять решение, но ему до сих пор казалось, что он не готов к этому. Ну, а возможно ли вообще приготовиться к такому? Либо пан, либо пропал, третьего не дано. Или ты принимаешь помощь, которую тебе предлагают, или остаешься один на один со своими проблемами. А с такими проблемами, которые были у Фроста в одиночку очень сложно справиться. Приняв нелегкое для себя решение, Фрост опустился в плетеное кресло-качалку и сложил руки в замок.
- Хорошо. Я перестану... Нет, попытаюсь перестать быть таким, срывать злость на окружающих. Попробую быть ближе к семье, к тебе, Нейтану, - каждое слово почему-то давалось ему с трудом. Произнося такие слова, он обозначал, что будет доверять им, - а еще, - его рука потянулась к паре таблеток, лежащим на столике, - принеси воды. Пожалуйста, - добавил Дэн, поднимая глаза на Мишель и пытаясь взглянуть на нее с другой стороны. Как бы смотрел мужчина, на женщину, которая подарила ему сына.

+1

10

Если честно, Мишель не думала, что муж может так быстро сдаться, капитулировать, принять её вариант развития события - не ясно, как это ещё можно назвать, но сейчас Мишель была готова молиться кому угодно, лишь бы Даниэль и дальше продолжал вести себя спокойно, а не взвинчено. Фрост никогда вслух не признается, что боится чего-то, всё то время, когда Мишель жила у него, он даже ни разу не поделился своими детскими страхами, не то, что говорить о настоящих. Они лишь иногда говорили о мечтах, да о собственных мыслях. Но не нужно быть медиумом, чтобы понять, чего именно сейчас боялся Фрост.
Ей не особо верилось в сказанные слова, Мишель лишь коротко кивнула, когда Даниэль попросил принести воды, благо, в кабинете, кроме выпивки, на столике стоял небольшой графин с водой и несколько стаканов. Наполнив один из них почти что полностью, Мишель вернулась к Даниэлю и, с осторожностью, подала ему стакан, заметив, что её руки дрожат от напряжения. Кажется, ей тоже скоро потребуется психиатр, никак иначе. Когда мужчина вернул ей стакан, девушка ставит его на полку, а потом несколько мгновений смотрит на бедного мужа. Проявлять слабость сейчас слишком опасно, но Мишель не может сдержаться, подходит к нему и опускается на мягкий небольшой ковер рядом с креслом, поближе к его ногам, и кладет голову на колени, как верный пес.
- Я поклялась никогда тебя не оставлять... - В болезни и здравии, пока не разлучит смерть - так звучала их клятва, которая сейчас эхом разносилась по её сознанию, но Даниэль, конечно же, этого не помнил, да и как заставить мужа вспомнить этот светлый момент в их жизни? Сейчас ей просто хорошо сидеть рядом с ним, ничего не говорить и не делать, просто быть. - Ты всегда мне говорил, что я наивное и бесхитростное создание, которая должна верить каждому твоему слову. - Мишель усмехается, на её лице впервые за всё время разговора появляется улыбка. Она с осторожностью прикасается к его руке и снова гладит по пальцам. В глубине души она понимала, что если Даниэль снова оттолкнет её, то придется покинуть этот дом, хоть уйти в бордель, хоть сбежать, у Мишель больше не было сил бороться с этим человеком, а сейчас была их последняя попытка.
Их прекрасную идиллию нарушает няня, которая искала Мишель, но увидев Фростов в таком положении она не сразу решилась на разговор.
- Что-то с Нейтом? - В голосе Мишель появилось легкое беспокойство, в последнее время Нейт всё реже просыпался по ночам.
- Он плачет уже несколько минут, всё никак не успокоится.
- Хорошо, я сейчас приду. - Служанка удаляется из кабинета, а Мишель снова возвращает свой взор к Дэну. - Мне нужно посмотреть, что с ним, можешь меня дождаться, или лучше всего - ложись спать, не волнуйся, ночью я не приду к тебе, не побеспокою больше.
Девушка поднимается с колен и выходит из кабинета, направляясь как можно быстрее в детскую к сыну. Мальчик действительно громко плакал, как-будто у него что-то болело. Фрост быстро берет ребенка на руки, крепко прижимает к себе и приговаривает:
- Всё хорошо, не плачь, мама рядом и никуда не денется от тебя, я только отходила к папе поговорить... - Девушка нежно гладит ребенка по голове, кажется, сегодня ей снова придется взять мальчика к себе, единственное, чего боялась Мишель, так это того, что она действительно сильно избалует Натаниэля, и тогда он станет точной копией своего папочки.

+1

11

Мишель уходит, а Даниэль продолжает сидеть в этом кресле, держа на ладони две капсулки. Мужчина ухмыльнулся своему решению, которое было принято несколько минут назад. Ты псих, определенно псих, - подумал про себя Дэн. Для него это был очень тяжелый шаг, но он ступил на этот путь. Теперь стоял вопрос: сможет ли он пойти, не упасть с него? Сложно найти ответ в самом начале дороге, нельзя заглянуть далеко вперед, если нет середины.
Мишель возвращается со стаканом воды, который налит доверху. При чем, подает его с осторожностью, рука жены трясется от напряжения, вода ходуном ходит в емкости, и пара капель выплескивается на брюки Фроста, но, кажется, он не замечает данного факта. мужчина принимает из ее рук стакан и выпивает таблетки, принесенные ранее. удивительно, что Дэн не смахнул их в порыве гнева, когда швырял стакан.  Даниэль отдал обратно стакан Мишель, и девушка поставила его на полку. Она смотрит на мужа долгим, пронизывающим взглядом, а он продолжает молчать. Вздохнув, Мишель подходит к нему и опускается на ковер перед ним, почти касается своими коленками его ног, поднимает синие глаза на него, положив голову ему на колени. Девушка улыбается, и только сейчас он впервые видит ее улыбку. И он понимает, что хочет увидеть ее еще раз, неважно когда, но чтобы это было. Девушка гладит кончиками пальцев его ладонь, тыльную часть руки. Фрост не отталкивает ее руки и не убирает свои. Ему нужно привыкать к этому, нужно научиться принимать тактильные ощущения, а не бояться их. Даниэль продолжает молчать, полагаясь лишь на ощущения, которые он вновь открывал для себя. Как перелистывать страницы книги, которая была прочитана очень давно и со временем слегка подзабылась.
Дэн не знал, какое количество времени они так сидели. Он лишь понял, что напряженность спала. Нет, в мышцах осталась небольшая скованность, но она была едва заметна. Это могло продолжаться дальше, если бы не смущенный стук о дверной косяк. В проеме Даниэль замечает няню, которая была удивлена подобной картиной. Еще бы: последние месяцы прислуга боялась своего хозяина, настроение у которого было скверное. И дня не проходило без криков Фроста не бедных служанок, которые потом сторонились его как огня.
Мишель подняла голову с его колен и озабоченно взглянула на няню, спросив про сынишку. Услышав ответ, она поднимается с колен и, сказав пару слов, скрывается в кабинете, а затем хлопает дверь. Даниэль удивлялся тому ощущению, которое возникло между ними. еще бы немного и, может быть, он взял бы ее за руку, что было бы для него величайшим прогрессом. Фрост осознал, что больше не должен сидеть в своим кабинете, запираясь от всех и вся. Самому никак не справится с этим. А начать можно прямо сейчас. Голова прошла, молоточки больше не вбивали гвозди в мозг.  Дэн поднялся из кресла и пошел в детскую. Он был там лишь один раз, спустя неделю после того, как вернулся домой. Даниэль зашел туда лишь на пару секунд, но потом выскочил и больше не приближался к детской. Он редко видел сына, в то время как Мишель постоянно находилась рядом с Нейтом.
Мужчина прошел по дому и подошел к двери, которая была открыта. Еще из коридора он увидел Мишель, держащую на руках Нейтана, который иногда всхлипывал. Девушка покачивала его на своих руках, что-то шепча малышу на ухо. Головка Нейта покоилась на его плеча, но мальчуган не спал. Дэн смотрел на эту картину со стороны и топтался на пороге детской. Сейчас он чувствовал себя неуверенно. Набравшись силы воли, он вошел в комнату; Мишель его еще не видела, девушка обращала все свое внимание на сынишку, которого безгранично любила.
- Можно... можно мне его подержать? - хрипло спросил он у девушки. Вроде бы это простой вопрос, но ему казалось, что он совершил нечто неимоверное.

+1

12

Натаниэль успокоился не сразу, даже пытался вырваться из объятий своей мамы, которая уже начала петь ему колыбельную. Сначала Мишель уселась в удобное кресло, которое когда-то поставил здесь Даниэль, когда самостоятельно обставлял детскую, но потом снова пришлось подняться на ноги - мальчик принялся извиваться, просясь на волю. Вот теперь девушка точно пожалела, что врача не было дома, может быть, с ним что-то не так, болит животик, например. Но потом Нэйт принялся медленно затихать, засуну в рот несколько маленьких пальчиков. На автомате Мишель убирала их из его ротика, но малыш снова возвращал их обратно. Мишель уже принялась напевать ребенку колыбельную, когда его истерика прекратилась окончательно, малыш лишь несколько раз всхлипнул. С ним на руках она подошла к полке, где лежали чистые платки, и принялась вытирать им щечки малыша. Сейчас, проводя время с сыном, Мишель совершенно забыла о проблема с мужем, это ещё раз доказывало, что центром вселенной для Мишель стал именно ребенок, а не взрослый мужчина, который потерялся в собственном сознание.
И именно его голос заставил Мишель буквально подпрыгнуть на месте от неожиданности, а Нэйтана на автомате прижала к себе ещё крепче, словно хотела защитить от чего-то. Но на пороге стоял лишь Даниэль, который выглядел явно не слишком уверенно, особенно, когда попросил передать ему сына.
- К-конечно, - заикаясь сказала Мишель, а Нэйтан, как завороженный, смотрел на своего папу и не мог понять, что делать в этой ситуации - протянуть ручки, как раньше, или же закричать и не отпускать маму. Девушка всё ещё помнила, как мальчик успокаивался и проваливался в сон, когда приходил отец и самостоятельно укладывал его, в то время между ними царило полное взаимопонимание, а сейчас Даниэль впервые знакомился с уже повзрослевшим сыном. - Не бойся, Нэйт, я буду рядом. - Как сказать ребенку, что папа не причинит ему вреда, не даст в обиду, что у него самый лучший папа на свете, но проблема в том, что не только Натаниэль не знал этого, но и сам Фрост не помнил, каким образом смог заслужить доверие и любовь своего сына. Зато отлично помнил, как всё это потерял в один миг.
Мишель осторожно передает ребенка на руки к мужу, но всё ещё держит ребенка за ручку, точнее, малыш крепко сжал её пальцы в своей маленькой ладошки и теперь Мишель стояла практически вплотную к Даниэлю, как несколько минут назад. Нэйт поворачивает головку к матери, словно пытается найти в её лице главного защитника от собственного отца, а потом снова смотрит на Дэна своими яркими синими глазками. Постепенно, он отпускает руку Мишель, позволяя той сделать небольшой шаг назад, чтобы освободить больше пространства для мужа с ребенком. И она снова улыбается, глядя на их новое маленькое знакомство, Мишель понимала, что в будущем она будет меньше общаться с сыном, что на первое место выйдет воспитание мальчика со стороны отца, но такими темпами они смогут ограничиться лишь многочисленными нянями, да учителями, а этого девушке не хотелось, как и не хотелось когда-то самому Фросту.
- Он тебя сильно любит, только немного подзабыл, и испугался... для него папа всегда был олицетворением спокойствия и защиты.

+1

13

Даниэль ждет, нетерпеливо, но продолжает ждать. Мишель замешкалась, явно не сразу поняла, о чем ее попросили. Она еще словно раздумывала, давать ли ей Нейта в руки отца или нет. Как будто у нее был выбор, в противном случае Фрост забрал бы ребенка из ее рук без всяких вопросов. Да , это было бы грубо, но это его право. Просто сейчас он еще не до конца был уверен в том, что делает. Он чуть ли не с ноги на ногу переминался от смятения, а это вновь порождало злость и агрессию. опять была потребность выплеснуть все на окружающих, но он не мог сделать из-за ребенка, который бы определенно бы заплакал и еще больше стал бы бояться папу. Мужчина глубоко вздохнул и прикрыл глаза, а когда открыл их, то злоба немного отступила.
Мишель наконец-то решила дать Нейта своему мужу. Девушка была в растерянности, для нее этот день был днем удивлений.  Да и не только она. Его сын тоже смотрел подозрительно на папу, и Дэн с ухмылкой отметил, что в этом они схожи: оба не до конца пока что доверяют друг другу. Мальчик посильнее прижался к маме, он явно не знал, что делать в такой ситуации. Мишель осторожно передает сына в руки мужа; мальчик продолжает держаться за ее пальцы, словно Фрост мог причинить ему вред. Нэйт боялся собственного отца. Если подумать, то все в это доме боялись Фроста с его резкой сменой настроения и вспыльчивостью. Малыш неотрывно смотрит на маму. Дэн аккуратно принимает его и смотрит, словно впервые увидел. Сын был больше похож на него: те же черты лица, светлый цвет волос. Вот только глаза у него были мамины, синие, цвета спокойного моря. Два омута смотрели на Дэна неотрывно, пристально изучали. Даниэль точно так же глядел на сынишку: впервые за все то время, после того как он вернулся домой, Фрост держит на руках своего ребенка. Поняв, что ему ничто не угрожает, мальчик отпускает мизинец Мишель, и та делает несколько шагов назад, глядя на мужа с сыном мужчина не видит ее лица, потому что все его внимание приковано к маленькому существу, которое было в его руках, но ему казалось, что она улыбается. Нейтан тянет маленькую пухлую ручку к лицу папы и проводит ее по его щеке, по которой недавно залепила Мишель. Пальчики проводят по небритой щеке, и мальчуган говорит что на языке, который был понятен только ему.
- Ну, здравствуй, - тихо выдохнул из себя Даниэль. Сын продолжал спокойно сидеть на руках папы, неотрывно глядя на него. Даниэль не помнил, каким отцом он был раньше, но из слов Мишель выделил для себя то, что точно не был эгоистом по отношению к маленькому чудо. Наверное, раньше он очень любил своего сына, а тот обожал папу. Эта ниточка была порвана, но сейчас, именно в эту самую минуту, она восстанавливалась. Даниэль принял для себя очередное спонтанное решение, с которыми он явно переборщил за этот день.
- Так, Фросты не капризничают, не плачут, чтобы не случилось, - обратился он к сыну, а тот даже вроде понимал слова папы. Но затем Даниэль поднял глаза на Мишель, - сегодня ты спишь с Нейтом в моей комнате, раз он не может уснуть один, - сказал мужчина, ожидая реакции жены. Он удивлял всех и удивлялся сам тому, что с ним происходит. Пускай он не может вспомнить ничего из своей старой жизни, но надо писать главу новой.

+1

14

В комнате моментально появилось напряжение между тремя Фростами, которые смотрели друг на друга. Только Нэйтан не знал, кому сейчас можно пожаловаться - маме, которая стояла рядом, или папе, который хотел снова начать со своим сыном общение. С одной стороны Мишель хотелось поощрить действия Даниэля, мол, твой сын, ты так же должен уделять ему внимание, пусть малыш привыкает к обществу. Но с другой - Даниэль сейчас был немного опасен, даже для самого себя, не говоря уже о маленьком сыне. И всё же, Фрост был настроен решительно, Мишель передает ребенка и молча смотрит за ними, за тем, как отец здоровается с ним по-новому, а малыш пытается понять, каким образом отец снова вспомнил о наличие маленького наследника.
Когда Даниэль заговорил с ребенком, Мишель облегченно выдохнула, мальчик прикасается маленькой ладошкой к его щеке, улыбается и почти что смеется. Кажется, у Нэйтана отлично получалось менять своё настроение по несколько раз в час, точно так же, как и у его отца.
Всё хорошо, Мишель широко улыбается, глядя на эту маленькую семейную идиллию, в какой-то момент ей даже показалось, что к Даниэлю вернулась память, потому как он так красочно рассказывал о том, что должны делать Фросты. Он всегда гордился этой фамилией, и пытался передать эту гордость сначала Мишель, а потом и своему сыну. Что ж, оно явно идет к лучшему. Ребенок что-то залопотал, довольный положением - ещё бы, оба родителя уделяют ему внимание, такое не часто случается!
- Хорошо, я только переоденусь, и приду к вам. - Судя по всему, Фрост не собирался отдавать ребенка снова на руки к матери, решил самостоятельно донести малыша до спальни, Мишель выходит из детской. Брать от сюда какие-либо игрушки для ребенка не имело смысла, девушка уверена - сегодня они справятся отлично и без них, у Нэйтана будет отличная игрушка рядом - любимый папа, да и маму тоже можно использовать. У себя в спальне Мишель быстро раздевается и направляется в сторону ванной комнаты, ей не хочется надолго оставлять Фростов наедине. В качестве ночной одежды Мишель выбирает достаточно целомудренную ночную рубашку, а сверху накидывает длинный легкий халат, никакой косметики, распущенные волосы - как можно больше естественности.
Через пять минут Мишель уже входит в спальню к мужу, которая когда-то была и её спальней тоже, тогда Даниэль решил, что юная рабыня будет находится тут после серьезного наказания, так сказать, чтобы постоянно была под присмотром, а потом уже это вошло в приятную привычку. А сам Даниэль продолжал общаться с ребенком, кажется, всё это время он не отпускал его с рук, чтобы вызвало у Мишель ещё больший восторг.
- Давай я посижу с ним, пока ты переодеваешься. - Предложила Мишель свою помощь, подходя к этой прекрасной парочке. Заметив мать, Натаниэль снова широко заулыбался, сделав неопределенный жест маленькой ручкой, будто бы хотел помахать ей в качестве приветствия после маленькой разлуки в несколько минут. - Ты всё ещё уверен, что хочешь устроить себе бессонную ночку? - Интересуется Мишель, держа малыша Нэйта за ручку. - Нэйт может кричать по-хуже моего сегодняшнего концерта. И... Я хотела извиниться... Мне не следовало так поступать. - Что именно Мишель имела в виду - удары по мужу, или истерику, не совсем ясно, но в любом случае сейчас девушке было жутко стыдно за своё поведение.

+1

15

Вроде бы Мишель не сильно и удивляется заявлению мужа, девушка спокойно воспринимает эту новость. Она ждет, что Даниэль отдаст ей маленького Нейта в руки, но мужчина продолжает держать сына. Девушка выходит из комнаты, а Даниэль, постояв несколько минут в детской, отправляется в свои апартаменты. До похищения, Мишель спала с ним, лишь иногда отходила к сыну, который начинал капризничать по середине ночи, будя буквально весь дом. Но когда Фрост вернулся обратно домой, Мишель "пришлось" покинуть тут комнату и перебраться в ту, которая была ближе к детской. И все эти полгода Даниэль спал один.
Прислуга, которая встречала его в коридоре, с удивлением глядела на своего хозяина, но потом, словно опомнившись, все опускали виноватый взгляд в пол. Нейтан в руках сидел спокойно, лишь иногда вертел головкой по сторонам, но в целом он не вырывался из рук отца. Мальчик, видно, понял, что все будет хорошо, папа его не обидит и, тем более, скоро должна была вернуться мама. Мужчина зашел в свою комнату и закрыл дверь от посторонних глаз, Мишель сама откроет. Даниэль с ребенком на руках сел на край кровати. Смышленый мальчуган что-то весело взвизгивал, говорил, радуясь вниманию, которое, наконец-то, ему уделил родной отец. Нейтан сидел у него на руках и размахивал ручками. В какой-то момент он поймал папу за мизинец и потянул на себя, крепко сжав.
- Силач то какой, - пробормотал Даниэль, и  впервые за все время на его лицо появилась улыбка. Не та измученная гримаса, некое подобие, а настоящая улыбка. Мужчина продолжал свое знакомство, когда в комнату вошла жена. Мишель была в простой ночной рубашке и длинном халате с распущенными волосами, которые темным блестящим шелком спадали ей на плечи. Мальчик, заметив маму, повернул голову в ее сторону; Дэн тоже посмотрел на девушку, которая предлагала ему свою помощь.
- Ты всё ещё уверен, что хочешь устроить себе бессонную ночку? - спросила она у мужа, держа малютку за ручку. Даниэль усмехнулся.  у него уже была куча бессонных ночей, то время, когда он просыпался от ночных кошмаров, когда бессонница не позволяла ему провалиться в объятия Морфея. Часто он выходил в ночной свежий воздух, затягивался горьким дымом очередной сигареты. Так за ночь он мог выкурить пачку. Так что, детский плач по среди ночи скорее всего будет для него музыкой для ушей.
- Думаю, это ночка будет самой спокойной для меня из всех тех, которые прошли за эти полтора года, - произнес он, отдавая сына в руки Мишель, причем сделал он это с какой-то неохотой, словно не хотел отходит от сына, - хорошо, просто впредь не делай так больше, договорились? - тихо спросил он у жены, поднимаясь с кровати и скрываясь в ванной комнате. Даниэль чувствовал себя сравнительно неплохо, но для профилактики выпил пару таблеток, которые выписал ему врач. Дэн облокотился на раковину и, вздохнув, взглянул на свое отражение в зеркале. На него смотрел уставший человек с мешками под глазами и с щетиной на лице. иногда Фрост задавался вопросом: а каким он был раньше?..
Через пару минут он вышел из ванны в одних штанах светло-серого цвета. Дэн устало потер глаза и посмотрел на девушку, которая лежа на кровати. Нейтан ползал по маме, размахивал руками, смеясь вместе с Мишель. Девушка со смехом ругала его за его неусидчивость.

+1

16

После рождения мальчика Даниэль не скрывал, что боится маленьких детей, банально боясь причинить им боль, он относился к маленькому комочку с опаской, да и вообще не понимал, как может складываться воспитание в столь раннем возрасте. Но, как только Нейтан научился улыбаться и отличать маму с папой от остальных жителей дома, Дэн стал более внимательней, стал приходить в детскую перед сном, чтобы помочь малышу уснуть, так как обладал поразительной способностью отправять сына в сон в течение пяти минут, чем облегчал работу Мишель. Когда девушка вернулась в спальню к мужу, то так же понадеялась на волшебную способность, но Нейт, вопреки всем ожиданиям, всё ещё сидел на руках у отца и с довольным личиком пытался что-то объяснить.
Ребенок переходит на руки к матери, что вызывает неовольство у обоих Фростов, видимо, им не хотелось прерывать этот интимный разговор отца и сына. А Мишель лишь улыбалась всё то время, пока отсутствовал муж. Ребенок смог быстро оправиться от потери и решил начать рыть траншеи в большом, пушистом одеяле, задорно смеясь. Брюнетка ложится сбоку на край кровати, чтобы малыш не упал, а потом достает его из-под одеяла.
- Натаниэль Фрост, - на полном серьезе обращается Мишель к сыну. - Тебе уже час, как пора спать!
Но малыш с ней явно не согласен, устраивая очередную игру с веревочками на её ночнужке. К возвращению мужа из ванны, и Мишель, и Нейт весело смеялись, заметив Фроста, Мишель постаралась принять серьезное выражение лица, но не получалось, так как ребенок снова полез под одеяло.
- Я обещаю, что так больше не поступлю, но вот за сына не ручаюсь. - Предупреждает мужа девушка с улыбкой на лице, сегодня ссориться больше не хотелось, надо полагать, что Дэн был настроен достаточно серьезно. Мишель опять достает Нейта и тот уже ведет себя при отце более сдержанно. Поднявшись с кровати, Мишель снимает с себя халат, и снова укладывается в кровать, на этот раз укрывается одеялом и пристально смотрит на мужа, будто он мог сейчас изменить своё решение и прогнать молодую маму.
Когда Даниэль устраивается на кровати, Мишель выключает светильник со своей стороны и обнимает маленького сына, раньше они спали точно так же. Решив сделать очередной подвиг, Мишель медленно протягивает руку к своему мужу, чтобы как раньше, прикоснуться к его щеке. Дэн заметно напрягся, когда девушка прикоснулась к его щеке, слегка поглаживая.
- Спокойной ночи. - Тихонько прошептала девушка, и убрала руку, но ей снова хотелось прикоснуться к нему, прижаться поближе, как это было раньше, когда они засыпали только за полночь, утомленные и довольные. Уснув достаточно быстро, Мишель сама не заметила, как быстро пролетела эта ночь, она даже не просыпалась, да и Нейтан спал крепко, не просыпаясь.
Из семейства утром Мишель проснулась первая, следом стал ворочаться Натаниэль. Боясь, что он разбудит отца, брюнетка забирает мальчика на руки и относит мальчика к няне, чтобы та привела ребенка в порядок, и возвращается к мужу. Несколько минут она лишь наблюдает за ним, потом садится на кровать к нему поближе, и запускает пятерню в его светлые волосы, осторожно перебирает их, приглаживает их.
- Дэн, - зовет она его, - Пора завтракать, или ты всё так же будешь просить принести тебе завтрак в постель?

+1

17

Кажется, Мишель пыталась придать своему лицу самое серьезное выражение лица, но из-за забавных выходок Нейта, который рыл подземные ходы в пуховом одеяле, но у нее это плохо получалось. Дело в том, что мальчик делал это с такими криками и визгами, что невозможно было смотреть на это без улыбке. Даже уголки губ Дэна поползли вверх от этой картины.
- Ему это прощается, так как он еще слишком мал, чтобы что-то понимать, - пожал плечами Даниэль, подходя к кровати. сын, увидев вернувшегося отца, метнулся к нему через всю кровать. Фрост поймал его у самого края кровати и уложил на середину.
- А ну, спать, я кому сказал, - произнес он Нейту и расстилает кровать. Мишель снимает свой халат и кладет его на стул. затем, девушка укладывается обратно и укрывается толстым пуховым одеялом. Дэн не видит, но чувствует ее пристальный, чуть вопросительный взгляд. Сам Фрост был не до конца уверен в том, что творит, слишком быстро все происходило... Мужчина лег с другой стороны, и Мишель выключила свет. Комната погрузилась во мрак. Нейтан еще несколько минут ворочался, пытался вновь затеять очередной "пододеяльный" лаз, но вскоре успокоился и уснул. Девушка обнимает его и прижимает его к себе как можно ближе. Даниэль еще не спит и смотрит на все это с широко открытыми глазами. Девушка замечает его взгляд и медленно, робко протягивает руку к его лицу и проводит ею по щеке. Вздрогнув, Дэн немного напрягается и сжимает челюсти, но не отклоняется от прикосновения. Мишель поглаживает его по щеке, а затем желает спокойной ночи и убирает руку. Минут через десять уснула и она, теперь тишина нарушалась мерным сопением сына и девушки, которые лежали рядом с ним. Даниэль еще долго не мог уснуть. И вскоре, находясь на границе между сном и явью, он неосознанно гладит Нейтана по голове и нежно проводит рукой по щеке мишель, от чего та сладко вздыхает во сне. После это Дэн уснул крепким сном. И это была его первая ночь без кошмаров, будивших его прямого по середине ночного времени суток... Хотя, под утро ему приснился довольно неприятный сон. Фросту снилось, что он находится вновь на заброшенном складе, весь в грязи и собственной крови. Там, он замечает стеклянную стену и подходит к ней. За стеклом стоит Мишель. Он колотит кулаком в преграду, кричит о помощи, просит, чтобы она помогла ему, но девушка словно ничего не слышит, а потом она начинает смеяться, хохотать за этим стеклом и... Даниэль резко просыпается в своей кровати.  Он сначала не может понять, где сон, а где реальность. не до конца проснувшись, он видит Мишель, которая удивленно смотрит на мужа. Дэн вскакивает с кровати и отходит от нее в противоположную сторону комнаты.
- Даниэль... Дэн, что с тобой? Что случилось? - бормочет она, ничего не понимая, и тоже поднимается с кровати и направляется к нему. Но Фрост вскидывает руки, чтобы девушка не могла к нему подойти.
- Не подходи ко мне! Ты даже не пыталась помочь мне, спасти меня! - взревел он, пятясь от Мишель как можно дальше.
Господи, я определенно схожу с ума...

+1

18

Время безжалостно двигалось вперед, девушка понимала, что следовало бы разбудить Даниэля, не хотелось бросать его одного в спальне, когда их отношения только-только стали налаживаться. Но с другой стороны её ждал Нейтан, который во время завтрака так сильно любил проверять прочность нервов своей няни, кидаясь в неё едой, или просто капризничая, не желая принимать полезную кашу в качестве вкусного завтрака. И всё же, сейчас Даниэль был важнее, ведь няня и была нужна для подобных моментов.
Дальше всё происходило слишком быстро, особенно для Мишель. Даниэль моментально открывает глаза, в них всё ещё отображалась пелена от тяжелого сна, такое же состояние было у Мишель в первые дни, когда она не понимала, где находится - дома, или в борделе своего нового хозяина. Где сон, а где - суровая реальность. Но в те дни девушка не вскакивала с кровати, бросая бешеный взгляд на своего супруга, тогда она просто протирала глаза, смотрела по сторонам, а потом снова пыталась уснуть. Чаще всего такие сны посещали её исключительно ночью, под утра Мишель спала всегда крепко. А вот у Даниэля возникла проблема иного рода. Его сознание всё ещё пребывало где-то между сном и реальностью, и Мишель прекрасно понимала его. Девушка тоже поднимается с кровати, и медленно подходит к мужу, давая несколько минут, чтобы он смог прийти в себя.
- Дэн, Дэн, послушай, всё хорошо, этот кошмар больше не повторится. - Девушка общалась с ним, как с маленьким ребенком, которому только что приснился ужасный сон. Она не знала, как его мать помогала справляться детям с кошмарами, и помогала ли вообще. Мишель часто спала со своей мамой, а когда снился плохой сон, Жизель просто тихо напевала дочери колыбельную, не говоря никаких лишних слов. - Успокойся. - Мишель делает ещё несколько осторожных шагов вперед, и берет мужа за руки, которые он выставил перед собой, ставя между ними очередную стену из непонимания. - Я всегда буду помогать тебе, мы вместе сможем справиться. - Осторожно опустив его руки, Мишель бережно прикасается пальчиками к его груди, мелким шрамам, оставшимся после похищения, а потом и вовсе смело прижимается к нему, кладя голову ему на плечо. - Всё хорошо... - Снова поглаживает его по волосам, как маленького ребенка, которого нужно успокоить. - Я рядом...
Однажды Маркус поведал Мишель, что случилось с Даниэлем несколько лет назад, как старший Фрост чуть не отдал душу Богу, а он пытался не дать ему уснуть, пока врачи добирались до их дома, всё это видела маленькая Лили, и плакала, умоляя брата не оставлять её. Шелли была готова сделать тоже самое, но её руки, в какой-то момент, почти что опустились, хотелось смириться с тем фактом, что Даниэль Фрост больше никогда не вернется, а на его месте появился совершенно иной человек. Сейчас они пытались восстановить прошлые отношения, но требовалось много усилий для подобного рывка вперед, особенно, со стороны Даниэля.
- Не пугай меня больше таким образом, ладно? - Тень улыбки можно заметить на лице молодой Фрост, которая осторожно берет его за руку.

+1

19

Даниэль почти спиной упирается в стену, пути к отступлению нет. Мишель, успокаивая его нежным голосом, подходит ближе к нему. Ее голос оказывает на мужчину определенное воздействие, но Фрост не спешит убирать руки, которыми он пытался остановить жену. Но они уже почти висят безвольными палками, до него медленно, но упорно доходит смысл всего происходящего. Это был сон, очередной кошмар из той вереницы сновидений, которые приходили к нему каждую ночь нежеланными гостями. Мишель бережно касается его рук и берет их в свои, опуская вниз, убирая преграду, стоящую на ее пути. Дэн постепенно успокаивается, но сон тяжелым камнем лежал на сердце, впечатался в сознании. При его воспоминании, Фроста пробирала дрожь страха и паранойи. Все его жизнь пошла под откос, и теперь мужчине казалось, что он медленно сходит с ума от всех этих ужасов и кошмаров в его голове. И это сможет затянуть его во тьму, если не будет хороших людей под боком. Таких как Мишель. Девушка сначала испугалась поведения мужа, ведь вчерашний вечер закончился очень хорошо, а вот утро... Но Фрост умела успокаивать голосом, взглядом, прикосновением. Вот как раз сейчас она пальчиками прикасается к его вздымающейся груди, проводит по шрамам на коже, оставшимся после похищения, а потом вовсе кладет голову ему на плечо. Ее волосы щекочут кожу, а дыхание, которое вырывается вместе со словами, опаляет ее. Девушка шепчет слова, которые постепенно успокаивают его. теперь Даниэль понял, как влияет ее голос на Нейта. Девушка гладила его по волосам, как маленького ребенка, которому приснился очень страшный сон. Вот, только Фрост не был  ребенком, а сон был, причем это гораздо хуже, чем монстры, которые снятся в семь - восемь лет. Психологически они тяжелее, запутаннее. После таких снов чувствуешь себя опустошенным сосудом, никаких мыслей, лишь неприятное чувство страха с примесью одиночества.
Но тепло тела Мишель смывают с его сознания остатки плохого сна, мужчина приходит в себя и вспоминает, что девушка больше не враг ему. Пора перестать видеть во всех родных и близких людей, которые намерены предать его.
- Не пугай меня больше таким образом, ладно? - с легкой улыбкой выдыхает она прямо ему в грудь. Даниэль неловко, но обнимает жену.
- Постараюсь. Извини за такое пробуждение, - хрипло отвечает он ей, прижимая ее к себе. Ему сейчас это так нужно! Ему не хватает чувства безопасности, а вместе с Мишель он чувствует себя в сохранном месте. Да-да, именно с этой миниатюрной девушкой. Но пока что только она смогла пробиться за тут стену недоверия, которую возвел вокруг себя Даниэль, ограждая себя от вмешательства посторонних людей. Но тут Фрост вспоминает про сына. Он смотрит на кровать и видит, что на ней лежит лишь скомканное одеяло.
- А где Нейтан? - спрашивает он у жены, недовольно хмуря брови. Сейчас он вспомнил малыша, который прошлой ночью ни в какую не хотел укладываться спать. Он уснул лишь после того, как папа сказал ему командным голосом.

Отредактировано Daniel Frost (27.02.2013 23:57:09)

+1

20

"Всё в порядке..." - Тихо убеждала себя Мишель, смотря на своего мужа, который медленно, но верно приходил в себя. Кажется, Даниэль сейчас сорвется окончательно, безумие снова вернется в его взгляд. Но мужчина успокаивался, постепенно просыпался и понял, что всё это был лишь плохой сон. Его объятия для Мишель сейчас как исполнение самой заветной мечты, ну и пусть он сейчас ведет себя так робко и неуверенно, зато хоть как-то ведет себя по отношению к Мишель. Всё гладя мужчину по обнаженной груди, Мишель продолжала думать лишь о прекрасном, но вопрос мужа о маленьком сыне возвращает её в суровую реальность. Если честно, сейчас девушка была рада, что отдала сына в руки няни - он не увидел этого маленького приступа ненависти со стороны отца к матери, не к чему годовалому ребенку подобное видеть.
- У него уже наступило время завтрака, а ты так хорошо спал, что мне не хотелось будить тебя, вот я и решила отдать ребенка няне, чтобы она о нём позаботилась. - Девушка посмотрела на часы, а потом снова перевела взгляд на мужа. - Думаю, мы можем ещё успеть спуститься вниз в столовую. - Мишель действительно хотелось, чтобы Даниэль, в кое-то веки, оказал всем честь снова завтракать как цивилизованный человек, а не словно дикарь в своей пещере под названием кабинет.
- Я пойду переоденусь и буду ждать внизу. А если не спустишься - вечером не дам пирога. - Улыбается Мишель, стараясь вернуть в их разговор непринужденность, ведь в конце-концов, ему самому хотелось вернуться в семью, а Мишель была лишь одним из способов и главным помощником в этом нелегком деле. Не желая уходить, Мишель всё таки отпускает Даниэля от себя, и выходит из комнаты, стараясь думать лишь о приятном.
В своей спальне Мишель старается не потерять ни минуты свободного времени, всё делает чуть ли не на бегу: во время чистки зубов она умудрилась забежать назад в спальню, чтобы выбрать одежду для сегодняшнего дня. Быстро переодевается, совершенно не задумываясь о прическе, сказывалось желание оставить волосы распущенными, только закрепила "невидимками" несколько прядей, чтобы в глаза не лезли, а дальше, всё так же бегом, Фрост спускается в столовую. Действительно, Нейтан ни в какую не хотел кушать то, что давала ему няня. Но в столовой присутствовал ещё один член их большого семейства. Маленькая Аннабэль тихо себе сидела на своём месте и проделывала дорожки в каше для варенья. Фрост всё ещё не являлась официально матерью для малышки Бэль, да и что скрывать, даже Даниэль так и не оформил по-правилам её отцовство, полагая, что первенец-девочка всё равно не имеет никаких прав на наследство, а значит и заморачиваться не следовало. Но для Аннабэль они стали настоящими родителями: Мишель учила девочку писать, читать и считать, смело называла дочкой, даже Даниэль не скупился в то время на подобные комплименты, так как хотел почувствовать себя настоящим отцом для всех детей. Но вот не заладилось, и Аннабэль снова оказалась в стороне.
Няня облегченно вздыхает, когда Мишель берет Нейтана на руки и вместе с ним усаживается за стол, чтобы нормально покормить ребенка - противоречить маме в подобных вопросах малыш стал всё реже, а с учетом того, что сегодня должен был появиться папа, то мальчик должен быть самым послушным ребенком в мире.
Через пару минут в столовой появляется Даниэль и все, включая Мишель, замирают. Даже она до последнего сомневалась в том, что мужчина может прийти на семейный завтрак.
- Поприветствуем папу? - Спрашивает Мишель Натаниэля, который был явно счастлив предложению - ещё бы, не надо кушать кашу! Девушка встает с места и подходит к мужу. - Мы пришли пожелать тебе доброго утра и приятного аппетита. - Девушка бросает взгляд на Бэль, и понимает, что малышка чуть ли не дрожит от страха. - Будь с ней по-ласковее, хорошо? В последнее время её тут не очень жалуют... - Мишель не знала, кто мать девочки, Даниэль хранил подобную информацию в секрете от жены, но она почему-то была уверена, что маму малышки за ненадобностью отправили в бордель.

+1


Вы здесь » FRPG Dirty games: Alea jacta est » Игровой архив ЖИ-1 » 12.09.55 Несчастье сближает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC