Всегда желанье с разумом боролось,
Довольство не спасает от фантазий,
В привычном счастье есть однообразье,
Дай людям солнце — захотят на полюс
© Фауст

Центр Европы. Парижская Республика. 2380 год.
Уже несколько столетий люди пытаются свыкнуться с мыслью, что мир начинает меняться в лучшую сторону. Париж, как и многие города, больше не является городом-государством, для правительства люди стали не только объектом для социальных экспериментов, а культ главы города раскритикован в пух и прах. Многочисленные газеты и телеканалы рассказывают о том, что Правительство и Парламент защищают своих граждан, церковь стоит на страже совести мирных жителей, а о продажности чиновников и вовсе забыто. Для большинства горожан Республики действительно начинаются благоприятные дни, города поднимаются из руин, строятся новые, появляются больше рабочих мест, а женщины больше не являются предметом споров и торговли. Казалось бы, мир возвращается в былую цивилизацию.
Но всё ли действительно так хорошо? Как известно, ничего идеального не бывает. По факту в столицах правят потомки Президентов, или же их ближайшие родственники, лидеры оппозиции зачастую не доживают до пятидесяти лет и умирают при загадочных обстоятельствах. Торговля женщинами и детьми снова стала нелегальной. По городам ходят множество слухов об увеличении фиктивных браков: чуть ли не с пеленок в известных семьях девушек выдавали замуж, а средний и низший классы вынуждены обзаводиться связями в известных кругах именно таким образом. Всё это, и многое другое остается за кадром.
Мало кто помнит о том, что творилось в столице Республики более века назад. Одни считают, что люди сами устранили терроризм, церковь помогла городам объединиться и дала людям надежду на мирное существование, а для других все события шли иначе, чем написано в книжках по истории: главы городов создали Парламент лишь как повод для того, чтобы заставить террористов выйти из лесов, а церковь под угрозой полного уничтожения послужила посредником в многочисленных переговоров, в которых большинство послов погибало. Как бы то ни было, Париж снова стал столицей, городом, которому напрямую подчиняются несколько других городов, местом, где любая интрига может положить начало миру, или же войне.